.RU

"Если бы у летчика был хвост, все бы видели, как он его поджимает" - страница 2



  Комэска знал, что Климов не очень любил возиться с "сынками", мучившимися комплексом собственной непопулярности под косыми взглядами своих менее породистых товарищей. Как-то так получалось, что "сынки" потом быстро обходили всех в карьере: и в классе повышались быстрее, и в строй командирами вводились, и переучивались на новую технику в числе первых, - и потом, набравшись опыта, став уже зрелыми мастерами, относились к отставшим на карьерном вираже коллегам с покровительственным сочувствием. Правда, работали над собой такие ребята, в основном, очень усердно: положение и самолюбие обязывали. Но шепоток за их спиной всегда был: "блатной..."

  Блатной второй пилот, долговязый, румяный, с тонкой шеей и равнодушными глазами, спокойно поглядывал на старого инструктора, который должен будет научить его летать на этой старой железяке. Парню не понравился брошенный на него мимолетный взгляд старого капитана, взгляд - как на пустое место: "видали мы вас всяких"; он отвернулся.

  Отец много рассказывал ему про Климова, с которым они вместе летали еще вторыми пилотами "на поршнях", особо отметил сложный характер инструктора. Что ж, придется стерпеть деда: это только очередной этап, еще одна трудность на пути. Лишь бы руля давал.

  После разбора Климов вышел в коридор, увидев среди толпы курящих своего будущего стажера, пальцем поманил к себе:

   - Ну-ка, пойдем, побеседуем. Звать-то тебя как?

   - Дмитрий.

   - Ага, Дмитрий Алексеевич, значит. Летали мы вместе с твоим папашей, но... ты пока об этом забудь. Отчество получишь, когда в командиры введешься, вместе с "дубами" на фуражку, - так у нас принято. Пока ты у нас будешь просто Дима. А меня зовут Николай Петрович Климов. Ну, пошли в методический класс, Дима, расскажешь о себе.

  Эти беседы Климов проводил с каждым новым членом экипажа. Ему хватало нескольких минут, чтобы раскусить суть молодого летчика. Инструктор есть инструктор: психологический тип, темперамент, уровень общего развития ученика, его интересы и устремления, - обычно все это лежало как на ладони, и каждый попадавший к Климову стажер искренне надеялся, что старый, сдержанный, доброжелательный капитан, вокруг которого давно сформировался известный ореол, - уж таки сделает из него пилота; ребята, счастливые, что попали к Климову, раскрывали перед ним всю душу.

  Этот Дима был вроде как не такой. Какой-то... фригидный, что ли. Климов оценивающе всматривался в стажера, пытаясь понять причины, побудившие парня в столь непростое время избрать профессию пилота. Романтика полетов? Вряд ли. Влияние отца? Возможно. Тот всегда чуял, откуда пирогами пахнет. Может, возможность круто зарабатывать? Или от армии откосить? Надо полагать, при нынешнем дефиците летного состава выбить отсрочку у военкома не так сложно, тем более, со связями папаши...

  Во всяком случае, парень хоть не пошел по офисно-компьютерному пути; это уже хорошо. Климов, прожив всю сознательную жизнь с авиагарнитурой на ушах и штурвалом в руках, относился к "офисному планктону" с презрительным сочувствием, как к не совсем здоровым людям, которым чуть не хватило стремления стиснуть зубы и дотянуть до настоящей мужской профессии. Он умом, конечно, понимал, что наступила эра информационных технологий, но понятие об этих технологиях все никак не могло сформироваться в его пилотской голове. Он представлял эту работу фрагментарно: галстук до колен, пробор в волосах, чашечка кофе, тыканье пальцами в клавиши, телефонные переговоры, связи, верчение в этих гадюшниках...

  То ли дело - железный штурвал! Вот ведь этот парнишка выбрал-таки его! А со штурвалом скорее вяжется не чашечка кофе с сигаркой на компьютерном столике, а пляска приборов на трясущейся доске и мокрая спина: или ты - или тебя!

  Климов даже представить себе не мог, какой мокрой в нынешние времена может быть спина при работе с компьютером и телефоном и какие решения принимаются за чашечкой кофе. Он это просто отметал. Для него не существовало другой уважаемой профессии, кроме летной.

  

  Дима скупо отвечал на вопросы капитана. Да, кончал Ульяновское. Выпускался на Ан-24, налетал... триста часов, вот, взяли сюда, с переучиванием на "Туполь". Да, в учебном центре пятнадцать часов на лайнере как бы налетал. Английский? Ну... как бы учил. На "Боинг?" Ну... посмотрим. Не век же на туполевских маяться.

  Это "маяться" - царапнуло. И это постоянное современное молодежное "как бы":

  - Вот... как бы к вам меня определили...

  Сдерживая себя, Климов, твердо сказал:

   - Никаких "как бы", понял? Определили - значит, будем работать. У меня ко вторым пилотам высокие требования. Будешь стараться - научу, как положено.

  Подумал и с расстановкой добавил:

  - А машину свою, туполевскую, или не туполевскую, - надо лю-бить! Это ласточка и кормилица твоя! Маются - в кабинете, а в небе - живут!

  Климову показалось, что при этих словах в углу рта второго пилота мелькнула тень ухмылки. Вероятно, только показалось.

  

  *****

  

  Дмитрий Кузнецов был не так прост - это Климов точно подметил. Единственный сын в семье пилота, он рос практически без отца, вечно пропадавшего в командировках. Мать работала учительницей английского языка, и с учебой в школе у сына проблем не было. Деньги в доме водились; он рано привык к комфорту просторной квартиры, к доброкачественной пище, к модной одежде, к карманным расходам, потихоньку ездил на отцовском автомобиле, в классе считался крутым и уверенным в себе парнем: имел новейший компьютер и навороченный мобильник, был молчалив, водил знакомства, в основном, с ребятами, умевшими зарабатывать деньги, и сам планировал в ближайшее время тоже научиться зарабатывать, - да не как все, а на порядок выше!

  Может, поэтому, близких друзей у него не было.

  Когда отец выбился по командной линии и горизонты его мышления расширились, он стал направлять мысли сына к якобы самостоятельному решению: найти свое место в авиации, а значит, - по стопам отца, стать пилотом. Тем более что наступало время кардинальной перестройки авиации, ее качественного скачка, а в нынешних российских условиях это означало, что новая авиация сможет эффективно работать только после полного развала старой. Пришло время жесткой экономики, которая диктовала бизнесменам новую концепцию развития будущих авиакомпаний, с другими, пришедшими из-за границы правилами игры, с другой структурой, - и места старой советской авиатехнике и старым, советской школы пилотам в этой новой структуре не оставалось. Они должны были уйти - как уходит все отжившее, вымостив своими костями дорогу новому. Назревал дефицит летного состава. Все шло к тому, что скоро придут из-за бугра иноземные пилоты и займут самые хлебные места. Надо было успевать.

  Поэтому отец и подталкивал сына к летному училищу. У самого Димки, правда, особого стремления летать не было. По рассказам отца и его коллег он знал изнутри суровую кухню совковой летной работы, и романтически-жертвенного желания класть свою жизнь на алтарь у него что-то не возникало. Парень рос прагматиком.

  Зато его заинтересовало в авиации другое. Появившиеся в нашем небе вместительные и экономичные "Боинги" и "Эрбасы", отличавшиеся от устаревших "Тушек", как "Мерседес" от "Запорожца", привлекали тем, что, как и все импортное, были на порядок надежнее, удобнее и современнее всего отечественного. Ну, ведь нельзя же сравнивать совковые утюги, телевизоры, стиральные машины, не говоря уже об автомобилях, - с их зарубежными аналогами. Сам принцип управления с помощью кнопок прельщал больше, чем нажимание педалей и движение всякими там рычагами.

  Нельзя сравнивать и условия работы у нас и за рубежом. И условия жизни. Он пасся в интернете с самого детства и кое-чего таки оттуда почерпнул.

  Димка давно и целеустремленно норовил свалить за бугор и там летать в серьезной авиакомпании, за приличные бабки. Для этого он еще в школе взялся за английский, к великой радости и охоте матери. Отец вовремя сумел раскрыть ему возможности переходного периода в нынешней российской авиации: его будущее место - в одной из крупнейших авиакомпаний, пилотом компьютерного самолета. Заработки там сейчас вдесятеро выше, чем у остальных, - это очень приличные деньги, плюс жизнь в Москве, полеты за рубеж, связи, а главное - информация, информация! Век информации! Кто владеет информацией, тот... Варианты, варианты!

  Короче, давай быстренько в училище, а там - поможем, подтолкнем, втиснем... связи есть. Давай, учись, набивай руку.

  А уж потом, набравшись опыта работы на западных самолетах, можно подыскивать место для жизни в цивилизованной стране.

  И еще: безопасность. Новые самолеты надежны, удобны, безотказны - надо только хорошо, назубок их освоить. Лайнер сам взлетит и сядет - ты только контролируй. Чего ж не работать. Правда, для этого надо хорошо, наизусть, выучить эти, не нашенские, неудобоваримые для русского ума, хитрословосплетенные правила. Зная компьютер, надо мыслить категориями информатики. А так как все это пришло из англоязычных стран - надо научиться и думать по ихнему, стать как бы одним из них, из иностранцев. А потом выбрать местечко - и уже не "как бы"...

  А бедная Россия пусть остается в болоте. Таков ход истории. Утонет "Титаник" или нет - надо заранее сколачивать плот, при удобном случае спустить его на воду и плыть к спасительному берегу. Сколько той жизни осталось - что, так и гнить? Ну, уж, хрен.

  Гибкость нужна, умение найти щель и проскользнуть в нее вперед других. Ну, такой век. Как за рулем в час пик: не извернешься - затрут.

  Димка последовательно и упорно строил свой плот. К окончанию школы он прилично владел английским, уже на каком-то там, приемлемом для работы на "Боингах" уровне, - но все равно продолжал заниматься и совершенствовал практику языка. Другие ребята ходили на дискотеки; он зубрил язык: он понимал, что на инглише надо не только читать, писать и разговаривать - надо научиться на нем думать! Он собрал приличную библиотечку и изучал авиационные законы и правила. Ребята встречались с девчатами, пили вино, хвалились легкими победами; Димка не пил, он готовился в училище: всерьез занялся физической подготовкой, правда, никак не мог отвыкнуть от курения.

  Он знал и свой недостаток: ему, воспитанному в комфорте, без "сопротивления материала", не хватало силы воли искать свой путь в жизни; приходилось идти по проторенным веками путям к невеликой, но надежной цели, которая, при хорошем раскладе, откроет ему новые пути и горизонты.

  Все это - комфорт, удовольствия, женщины и вино, шикарный автомобиль, семья, дети, - все было впереди, и под все это он строил спасательный плот, чтобы отчалить и устремиться в другой мир с запасом накопленных ценностей. Он их нарабатывал упорным трудом. Он, как молодой, неуверенный в себе боксер, собирал все силы для того, чтобы победить жизнь одним нокаутирующим ударом.

  Заняв не без материнской помощи первое место на какой-то англоязычной олимпиаде, он получил путевку в Англию и там, за месяц вожделенной зарубежной жизни, проверив на практике знание языка, окончательно утвердился в правильности выбранного пути.

  К выпуску из училища Димка хорошо знал, что почем. Он знал, что из любого положения найдется выход, а в любое недоступное место есть лазейка, - все дело в людях, в связях, в умении налаживать контакты и использовать их в нужное время. Ну, и трещать извилинами, морщить мозг в нужном направлении.

   Чего он точно не умел и не хотел - это идти навстречу неизвестности с открытой грудью; он, как в беге на длинную дистанцию, прятался за спины, сберегая силы, приглядывался и выжидал последнего решающего момента, когда можно будет убедиться в безопасности, прыгнуть вперед и первому ухватить кусок.

  После выпуска отец устроил Димку в мелкое авиапредприятие, на Ан-24. В безвременье удалось подсуетиться, по блату приписать налет и сразу же быстренько перевести парня в приличную компанию, на лайнер. Пусть пока - на это старье, на Ту-154; ничего, главное, набить руку и долго на нем не задерживаться. Связи есть.

  Димке Кузнецову, в его целеустремленном пути к штурвалу компьютерного самолета, не хватало только одного: практического налета, опыта полетов и ситуаций. При всех своих стараниях, как пилот он был почти абсолютный нуль. Все его наработки были, пока виртуальны, умозрительны, - а предстояло ему, вот сейчас, выполнять настоящие, реальные, живые, говорят, даже опасные полеты, с пассажирами за спиной. Надо же этому как-то научиться. Отец говорил, этот дед - самый опытный. Нужный человек.

  *****

  

  Климов устал от этих молодых. Одно дело - возиться с опытным летчиком, беззаветно желающим освоить тяжелый лайнер, с человеком, которому дважды повторять и разжевывать не надо. И совсем другое - научить управлять в воздухе сложнейшим тяжелым самолетом неопытного мальчишку, по сути, перворазника. Это же работа не рейсового инструктора, а школьного работника.

  Климову в свое время довелось работать инструктором в учебном центре, он имел допуск на "школу", но давал ее только опытным, подготовленным пилотам, бывшим капитанам Як-40 и Ан-24, и они быстро и с неизменным восторгом осваивали прекрасный туполевский самолет. Он вырастил целую плеяду прекрасных пилотов, которые разлетелись по всей стране и уже сами работали инструкторами, удлиняя и укрепляя цепь летного профессионализма, которая тащит, движет вперед нашу авиацию.

  Старый капитан отчетливо представлял себе, как важно своевременно передать опыт смене. В летной работе мастерство как нигде опирается на сутулые спины стариков, которые в свое время так же опирались на опыт своих предшественников. Он все чаще задумывался о том, каким образом опыт полетов на непривычной зарубежной технике распространится в нашей стране, среди летчиков с российским менталитетом.

  Оборачивалось так, что нашей летной молодежи придется либо начинать с чистого листа, методом проб и ошибок, с неизбежными жертвами, с кровью, которой будут написаны новые летные законы, - либо сдаться в плен западной практике. Стать в полетах не россиянами по мировоззрению, а чем-то смешанным, с большей опорой на Запад. Ни то, ни се. А летать ведь придется в нашей стране, с нашими, зачастую непонятными создателям западной авиатехники особенностями.

  Чем больше Климов задумывался над этими проблемами, тем грустнее ему становилось на душе. Да, можно переучить летчиков. Да, можно переучить техников. Но сразу перестроить всю систему, да еще в России, невозможно. Там, где пунктуальный цивилизованный немец не поленится поднять с пола сгоревшую спичку, дойти до урны и бросить туда эту сгоревшую спичку - да не в ту урну, куда бросают стекло, и не в ту урну, куда бросают пищевые отходы, а именно в ту урну он донесет и бросит эту несчастную спичку, куда бросают только сгоревшие спички и окурки, - вот там беспечный россиянин просто плюнет, бросит и спичку и окурок на пол, а то еще и изящно хлестнет соплей оземь.

  А те утонченные самолеты, на которые так стремится нынче молодежь, не рассчитаны на заплеванный пол.

  Что - всю Россию вот так взять, да и перестроить, подогнать под западные стандарты?

  Не получится. Надо сначала путем научиться пользоваться хоть унитазом... ну, компьютером.

  Значит, молодежь будет стараться работать, летать, где угодно, только не в России.

  И во всем мире сложится мнение, что Россия - страна, не приспособленная для полетов. Медвежий угол.

  Ага. Держава с огромной, самостоятельной, неповторимой авиационной историей.

  Страна, где через тысячи километров тайги только самолетом можно долететь.

  Климов с горечью думал о том, что загублена огромная сеть местных воздушных линий, на которых неприхотливые Ан-2 пятьдесят лет делали свою не особо видную, но такую нужную народу работу. Кто вернет транспортную сеть стране? Какая техника способна так же, как легендарный "кукурузник", садиться на тысячи едва расчищенных площадок, обеспечивая и почтовые, и пассажирские, и санитарные, и лесопатрульные работы? Кто привлечет молодежь на эту, внешне непривлекательную, но такую романтическую, благородную работу? Бизнесмены? Оно им надо. Тысячи километров набитой комарами тайги... бр-р-р... Пятидесятиградусные морозы...

  Такую систему, которая сейчас порушена, могла создать только великая авиационная держава; великую авиацию строил и поднимал великий, мужественный народ, верящий в свои руки и в свое будущее.

  А теперь остались одни обломки. Попытки превратить российскую авиацию в бизнес не дают результата.

  А молодежи хочется жить. Молодежь не особо оглядывается на опыт стариков, она ищет свои пути. Там, где государство твердой рукой умеет направить энергию молодежи по проверенному и расчищенному стариками руслу, - будет прогресс. Там, где молодежь бросают на свободу, как кутят в водоворот, неизбежны жертвы, откаты, застой, разочарование и деградация. Правда, кто выплывет, тот уж никогда назад не оглянется.

  Так думал в долгих полетах старый, отдавший всего себя отечественной авиации пилот Климов.

  Он не находил выхода из тупика.

  Нет и не будет уже в этой стране громадного, организованного, всеохватывающего авиационного механизма. Старое уходит, невостребованный опыт утекает без следа, он никому не нужен. На смену централизованному руководству авиацией пришли не летчики, а посторонние бизнесмены, прагматики, не разбирающиеся в летных законах, менеджеры, пытающиеся подчинить безопасность полета голой экономике; сколачиваются какие-то единые команды, корпоративы эти... или как их... И целью этих единых команд является только копейка.

  Страшно далеки они от проблем летного состава, и взгляд их устремлен на запад.

  Климов никак не мог сам для себя сформулировать то главное, что он видел и ценил в коллективном опыте, отвергаемом нынче молодежью, ищущей свои пути. Это главное, не выразимое словами, он чувствовал позвоночником. Не в джойстиках и компьютерах дело. Полет человека в небе гораздо сложнее всех этих подручных средств. И на чем бы ты ни летел - на современнейшем аэробусе или на дельтаплане, - решение в воздухе основывается на использовании этого коллективного, неизвестно как накапливающегося и где оседающего опыта. И мальчишки, ухватившиеся за штурвал "боинга" и возомнившие себя навороченными крутыми пилотами, как никто нуждаются в нем. Только многие ли из них осознают это?

  Грустные эти мысли не отпускали, грызли душу. Что важнее всего для старика, практически прошедшего путь, заканчивающего свой активный период жизни?

  Теперь опыт стариков отвергнут, нить профессионализма прервана, все начинается почти с нуля. Авиакомпании создаются временщиками, они грызутся друг с другом за деньги, это называется конкуренция. Пока еще они едут на горбу у стариков-летчиков старой школы, но уже предусмотрительно натаскивают молодых на зарубежную технику. А дальше? Переход от летчика - созидателя полета к летчику-оператору, безболезненным не получится.

  Климов, видимо, не понимал, что таков путь прогресса. Выживает сильнейший - и все. Биология.

  Эти прямолинейные, закостенелые советские старики...

  Но эти старики пока еще за штурвалом. Им хочется видеть итог своего многолетнего труда, который зримее и весомее всего выражается в смене. Где смена - умные, толковые, целеустремленные, думающие, рвущиеся в небо пилоты? Где командиры небольших воздушных судов, имеющие уже свой собственный опыт и желающие обогатить его опытом поколений на более сложной технике? И где она, эта техника?

  Пришли бы они на смену - старики отдали бы им последнее, - лишь бы жила и двигалась дальше и выше наша авиация.

  А тут - вон какая смена приходит: пацаны, только из училища...

  Что ж, времена такие - выбирать не приходится. Смена все равно должна быть, а значит, через трудности и терпение, надо ребятишек учить, каких дают. Может же, хоть что-то отложится у них в мозгах и запомнится. Ну, хоть показать, как можно по-настоящему летать, хоть и на той же древней "Тушке", чтоб загорелось внутри...

  Уж это-то старый инструктор Климов понимал хорошо.

  Он знал, за что берется.

  Такое вот время.

  

  *****

  

   На метео новая смена разбиралась с норильской погодой. Только что пришедший свежий прогноз давал там усиление бокового ветра; фактическая погода пока позволяла лететь, но предельно малый коэффициент сцепления и тенденция к потеплению сразу насторожили Климова. В Норильск он летал всю свою жизнь и знал его особенности как никто.

  Он долго разглядывал фронты на карте, читал предыдущий прогноз, поднял погоду за несколько сроков, особо пригляделся к неблагоприятной динамике изменения ветра и температуры за последние два срока, только усилившей его сомнения. Молодая девушка-синоптик, наслышанная о грамотности старого капитана, чуть растерянно удивлялась: добавить что-либо существенное, а главное, соединить все аргументы и факты в стройную систему принятия решения она еще так не могла. Слишком многое, помимо сухих цифр прогноза, принимал во внимание опытный пилот-инструктор, слишком большой опыт различных ситуаций переваривался в его седой голове.

  Наконец Климов откинулся на стуле, устало прикрыл глаза, несколько секунд подумал и принял решение:

   - Нечего лезть. Думаю, через срок-два закроется низким коэффициентом сцепления. И - до вечера, очисткой полосы.

  Он вернулся в штурманскую. Там уже бойко болтал с группой вошедших летчиков его новый второй пилот. Поздоровавшись, Климов дал ему команду брать направление и идти в профилакторий. Димка убежал в АДП.

  Климов нажал тангенту селектора и дал диспетчеру задержку на шесть часов. Пару минут спустя через замерзшее окно донесся от вокзала голос диктора, возвещавшего норильским пассажирам об очередной задержке по метеоусловиям.

  Штурман молча сложил в портфель бумаги, оделся, и они с капитаном не спеша зашагали по скрипучему снегу к зданию летного профилактория. Было самое время позавтракать.

  

  Профилакторий, как и все вокруг, потихоньку хирел. Часть номеров уже сдавали за плату как гостиницу пассажирам; в коридоре шмыгали посторонние личности, приколачивали в дальнем углу вывеску: то ли парикмахерской, то ли киоска. Надо было как-то выживать.

  После завтрака экипаж собрался в комнате. Димка выбрал было себе койку в углу, но ему указали на другую, возле окна, с раскаленной батареей под боком. В старом экипаже спальные места давным-давно были распределены, и никто не нарушал установленного порядка. Самое неудобное место предназначалось для переменного состава. Второй пилот молча прикрыл радиатор запасным ватным одеялом, лег на прогнувшуюся ископаемую койку с панцирной сеткой и быстро задремал. Он, видать, тоже неважно спал нынче ночью. Дело молодое...

  Через двадцать минут дверь скрипнула, и в номер грузно шагнул старый бортинженер, распространяя запах холода, чуть разбавленного керосином.

   - Привет всем! Жду, жду... никого нет. Утром звонил на метео - обещали вроде погоду... а тут вас что-то нету. Ну, связался по УКВ: задержка, как обычно. Дождался, пока почту загрузят, опечатал, сдал. Девчонки в столовой, а я что-то есть не хочу, лучше подремать.

   - Заправки сколько?

   - Да не густо. Зажимать стали: залили точно по расчету, двадцать тонн. Заначки теперь никто не оставит.

   - Аккумуляторы как?

   - Дохленькие. Дал команду снять и унести в тепло.

   - Да уж... старье.

  А мы что - не старье? Тоже вот в тепле отсиживаемся.

  Завязался неторопливый разговор давно и хорошо знакомых людей, вынужденных вместе коротать время в безделье.

eti-knigi-izmenili-moyu-zhizn-mne-nravitsya-ego-chuvstvo-yumora-i-vozmozhnost-primeneniya-ego-metodov-v-ezhednevnih-situaciyah-vasha-kniga-popala-ko-mne-v-ruki-che-stranica-3.html
eti-lenti-stali-etapnimi-v-biografii-bressona-rezhissera-v-luchshih-filmah-etoj-pori-k-nim-otnosyatsya-takzhe-process-zhanni.html
eti-proizvedeniya-avtora-ne-otnosyatsya-k-otnositelno-sovershennim-v-literaturno-duhovnom-i-t-p-smislah-t-e-maksimalno-visokim-dlya-togo-ili-inogo-vremennogo-stranica-2.html
eti-slova-virvalis-u-menya-sovershenno-sluchajno-v-odnoj-iz-peredach-v-bare-u-olega.html
eti-voprosi-i-nashi-utverzhdaemie-postulati-takovi-1.html
eticheskaya-misl-epohi-ellinizma-chast-2.html
  • write.bystrickaya.ru/funkc-ta-klasifkacya-admnstrativnih-provadzhen-z-derzhavno-restrac-rechovih-prav-na-neruhome-majno.html
  • doklad.bystrickaya.ru/udivitelnoe-puteshestvie-s-tibetskim-lamoj-iskusstvo-zdorovoj-seksualnoj-zhizni.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kompleksnaya-programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-municipalnogo-rajona-nerchinsko-zavodskij-rajona-zabajkalskogo-kraya-stranica-19.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/osnovnie-politicheskie-partii-sovremennoj-rossii.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/psihologicheskij-fakultet.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tezisi-dokladov-otchet-o-nauchno-issledovatelskoj-i-nauchno-organizacionnoj-deyatelnosti-za-2001-god.html
  • books.bystrickaya.ru/ceni-ukazani-na-31-05-2011-stranica-30.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadacha1-tema-osnovnie-fondi-proizvoditelnost-truda-metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-disciplini.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-matematicheskie-metodi-i-kompleksi-programm-resheniya-zadach-ustojchivosti-naimenovanie-magisterskoj-programmi.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/teoriya-kriminologii-chast-8.html
  • desk.bystrickaya.ru/optimizaciya-sootnosheniya-gosudarstvennoj-i-chastnoj-torgovli-potrebitelskimi-tovarami.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-3-internet-tehnologii-v-teatre-sajt-sverdlovskogo-gosudarstvennogo-akademicheskogo-teatra-muzikalnoj-komedii.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primenenie-ryada-tejlora-utverzhdayu.html
  • control.bystrickaya.ru/dokladi-predstavlennie-gosudarstvami-uchastnikami-vsootvetstvii-so-statej-9-konvencii-stranica-4.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zakonodatelnie-problemi.html
  • thesis.bystrickaya.ru/povolzhskaya-associaciya-inzhenerov-telekommunikacij-i-informatiki-teleinfo.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/osnovi-konstitucionnogo-prava-ssha.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/analiz-finansovogo-sostoyaniya-i-platezhesposobnosti-predpriyatiya-ooo-avtotransportnoe-predpriyatie.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pravovoe-regulirovanie-zadachi-i-funkcii-sluzhbi-ohrani-obshestvennogo-poryadka-organov-vnutrennih-del-milicii.html
  • literature.bystrickaya.ru/deputati-gosdumi-kommentiruyut-situaciyu-v-gruzii-gosduma-rf-monitoring-smi-30-sentyabrya-2-oktyabrya-2006-g.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-kursa-evropejskie-regionalnie-mezhdunarodnie-organizacii-.html
  • institut.bystrickaya.ru/the-hunting-of-the-snark-an-agony-in-eight-fits.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nazovite-imena-mislitelej-na-filosofskie-doktrini-kotorih-opiralos-novoe-konfucianstvo-v-period-ego-stanovleniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-vseh-specialnostej-2010-stranica-5.html
  • tests.bystrickaya.ru/kontrolnie-voprosi-dlya-sdachi-gosudarstvennogo-ekzamena-po-kriminalnomu-pravu-chast-5.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vopros-kakie-priznaki-sistemi-ch-e-s-opredelyayut-uroven-elektrotravmatizma-otvet.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-bakrunova-rozhdestvenskaya-skazka.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-organizacionno-pravovoe-obespechenie-obrazovatelnoj-deyatelnosti-otchet-o-rezultatah-samoobsledovaniya-moskva-2008.html
  • lesson.bystrickaya.ru/padayut-v-nebo-stranica-8.html
  • institute.bystrickaya.ru/geneticheskie-kollekcii-i-ih-rol-v-razvitiii-litologii-rol-obmennih-kollekcij-v-nauchno-prosvetitelskoj-deyatelnosti.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-v-restorannom-biznese-i-torgovo-razvlekatelnih-centrah-ooo-kosmoklub-soderzhanie.html
  • predmet.bystrickaya.ru/semejnaya-zhizn-zakoni-funkcii-metodi-i-principi-sociologii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/shekspir-poemi-i-soneti-chast-3.html
  • college.bystrickaya.ru/22-rezultati-oznakomleniya-s-deyatelnostyu-predpriyatiya-metodicheskie-rekomendacii-po-preddiplomnoj-praktike-dlya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/sushnost-celi-zadachi-i-osnovnie-faktori-ekonomicheskoj-integracii-v-evropejskom-soyuze-5.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.