.RU

Если через три дня королю не станет лучше, можно всего ожидать, сказал доктор. Король тяжело болен, и если через три дня состояние его не улучшится, можн - страница 10



XXXIX

Журналист напечатал в газете статью, в которой говорилось: ни один парламент на свете не может превратить человека в волшебника, сделать так, чтобы каждый день было первое апреля и ребята каждый вечер ходили в цирк. И еще: надо смириться с тем, что на свете всегда были и будут мальчики и девочки, большие и малыши.

Статья была написана в доброжелательном корректном тоне. Никаких обидных, резких выражений, вроде «несли чушь… бессмыслицу… глупость» или «отодрать бы их за уши». Журналист перечислил, что можно осуществить, а чего – нельзя.

Больше карманов? Пожалуйста! Издадут указ, чтобы портные пришивали по два лишних кармана… И так далее.

Клу-Клу прочла газету и возмутилась:

– Матиуш, разреши мне пойти на заседание парламента. Я им все начистоту выложу! Почему в парламенте нет девочек?

– Есть, но они молчат.

– Тогда я отвечу за них. Тоже мне умник нашелся: из-за одной девчонки ябеды долой всех девочек? А сколько среди мальчишек задир и приставал! Значит, их тоже долой? Белые люди столько полезных, хороших вещей придумали – и вдруг такая глупость! Ничего не понимаю!

Едет Клу-Клу с Матиушем в парламент, а сердце у нее – тук-тук! – вот-вот из груди выскочит, не из трусости, а оттого, что она сочиняет в уме речь и волнуется. Ребята таращатся на Клу-Клу, а она как ни в чем не бывало сидит рядом с Матиушем в королевской ложе.

Фелек позвонил колокольчиком.

– Заседание объявляю открытым. Оглашаю повестку дня. Первое: чтобы каждый ребенок имел часы. Второе: чтобы детей не целовали. Третье: о карманах. Четвертое: чтобы не было девочек.

По первому пункту записалось пятнадцать ораторов.

Один заявил:

– Часы нужны, чтобы не опаздывать в школу. Взрослые могут обойтись без часов: они лучше нас считают.

– Почему я должен страдать, если у папы или мамы отстают часы? А за своими я сам буду следить, чтобы они ходили точно, – сказал другой.

– И не только, чтобы вовремя приходить в школу, нужны часы. Опоздаешь к обеду или заиграешься вечером во дворе – скандал. А откуда нам знать, который час?

– Для игр тоже необходимы часы. Попробуй рассуди без часов по справедливости, кто быстрей бегает или дольше на одной ножке простоит!

– Возьмешь лодку на час, покатаешься немного, а тебе говорят: время истекло. Это вранье, но как докажешь без часов, что ты прав. Приходится платить.

Фелек опять позвонил.

– Приступаем к голосованию. Я думаю, постановление о часах будет принято единогласно.

Однако девять оказалось против часов. К ним тотчас же подскочил журналист: в чем дело, почему, отчего, по какому случаю?

– Начнем разбирать, крутить – и сломаем… Потерять можно. Сделаешь стойку, они выпадут из кармана и разобьются. Часы не у всех взрослых есть, они будут нам завидовать и злиться. Можно прекрасно обойтись без них. Отец отнимет, продаст, а деньги пропьет.

Снова зазвонил колокольчик.

– Принято большинством голосов.

Насчет поцелуев разногласий не было. Ребята заявили единодушно: «Не хотим, чтобы каждый имел право нас целовать. Для родителей придется сделать исключение, а для теток и прочих родственников – нет».

По третьему пункту повестки дня приняли следующее решение: девочкам пришивать по два кармана, а мальчикам – по шесть.

Клу-Клу недоумевала. Почему такое неравноправие: у девочек в три раза или на четыре кармана меньше, чем у мальчиков? Но она промолчала, решила подождать, что будет дальше.

Фелек снова позвонил колокольчиком.

– Переходим к следующему пункту повестки дня: насчет девочек.

Что тут началось!

– Девчонки – ревы! Неженки! Ябеды! Задавалы! Размазни! Трусихи! Девчонки вечно обижаются, шушукаются, царапаются.

Бедные девочки депутаты сидят – и ни слова, только из глаз слезы капают.

– Прошу слова! – послышался из королевской ложи голос Клу-Клу.

Воцарилась тишина.

– У нас в Африке девочки такие же ловкие, как и мальчики. Они так же быстро бегают, лазают по деревьям и кувыркаются. А у вас – сплошное безобразие! Мальчики все время ссорятся с девочками, пристают к ним, мешают играть, а сами в их играх не участвуют. По-моему, среди мальчишек больше озорников, чем среди девочек.

– Ого! – послышалось из зала.

Колокольчик Фелека заливался, призывая к порядку.

– Мальчики – драчуны, грубияны, грязнули, они рвут одежду, говорят неправду…

Раздался крик и свист.

Опять зазвонил колокольчик.

– Мальчишки вырывают из тетрадей страницы и пачкают книги. Плохо учатся. На уроках шумят. Бьют стекла. Обижают девочек. Нечестно пользоваться тем, что бедные девочки ходят в Европе в юбках, и у них длинные волосы, и поэтому они слабее мальчиков…

– Пусть остригутся!

– Пусть наденут брюки!

Фелек потряс колокольчиком.

– Разве обижать слабых хорошо? И еще говорят, что девочки плохие!

Тут разразилась настоящая буря. Топот, свист, крик – все слилось и перемешалось!

– Гляньте-ка, учить нас вздумала!

– В клетку ее, к обезьянам!

– Невеста короля!

– Жена Матиуша!

– Жених и невеста, тили-тили тесто!

– С девчонкой связался!

– Канарейка желтопузая ты, а не король!

Один мальчишка вскочил на стул и, покраснев от натуги, заорал что есть мочи.

Фелек знал его. Это был хулиган, карманный воришка по имени Антек.

– Антек, заткнись, не то в зубы дам! – крикнул Фелек.

– Слабо, барон фон Раух! Феля, Феля – министр без портфеля! Феля – пустомеля! Забыл, как у торговок яблоки воровал? Фе-ля, Фе-ля – пус-то-ме-ля!

Фелек запустил в Антека чернильницей и колокольчиком. В зале забурлило, как в котле. Более благоразумные депутаты поспешили к выходу. Оставшиеся разделились на две партии и накинулись друг на друга.

Матиуш, белый как полотно, взирал на побоище из своей ложи. А журналист что-то быстро строчил в блокноте.

– Не огорчайтесь, барон фон Раух! Ничего страшного. Борьба сплачивает единомышленников, – сказал он Фелеку.

А Фелек и не думал огорчаться. Пусть себе дубасят друг друга, лишь бы ему не досталось.

Клу-Клу так и подмывало спуститься по карнизу вниз, схватить стул и показать этим воображалам, как в Африке дерутся девочки. Ведь драка вспыхнула из-за нее. Ей было жалко Матиуша: она видела, как он страдает. Ничего, успокаивала она себя. Так им и надо. Обозвали ее черномазой? Подумаешь, что ж в этом обидного? В клетку к обезьянам? Она-то побывала там, а вот они пусть попробуют, каково это. Невеста Матиуша? А что в этом плохого? Она бы им показала, если бы не дурацкие эти европейские обычаи…

А дерутся-то как! Тоже мне мальчишки! Растяпы, слабаки, олухи! Девять минут прошло, и никаких результатов. Наскакивают друг на друга, как петухи, размахивают кулаками, и все без толку.

Фелек – тот даже чернильницу и колокольчик не сумел как следует бросить. Если бы Клу-Клу угостила этого крикуна тем или другим, не стоял бы он сейчас в позе победителя на столе.

В конце концов Клу-Клу не выдержала. Перелезла через барьер и – прыг! – вниз. Уцепилась за люстру, потом соскочила на пол. Перепрыгнув через стол для прессы и разогнав, как назойливых мух, пятерых противников Антека, она прокричала ему в лицо:

– А ну, выходи!

Антек, не подозревая, с кем имеет дело, замахнулся, но в тот же миг получил четыре удара; собственно, не четыре, а один: Клу-Клу ударила его одновременно головой, ногой и двумя руками. Антек брякнулся на пол: из носа течет кровь, шея не ворочается, рука одеревенела, трех зубов как не бывало.

«До чего у этих белых слабые зубы», – подумала Клу-Клу и, подскочив к председательскому столу, смочила водой носовой платок и приложила Антеку к носу.

– Ничего, рука цела. У нас в Африке после такого удара один день лежат пластом, а ты послабей, значит, ты очухаешься через неделю. А за зубы прости, пожалуйста. Я не рассчитала, наши ребята намного крепче белых.


XL

– Ноги моей больше не будет в парламенте! – вернувшись во дворец, решил смертельно оскорбленный Матиуш. – Черной неблагодарностью отплатили они мне за все, что я для них сделал. За бессонные ночи, за опасные путешествия, за защиту государства, едва не стоившую мне жизни…

Им, видите ли, волшебниками захотелось стать, кукол им, дурам, подавай до небес! Подумаешь, беда: крыша немного протекает, еда недостаточно вкусная, играть не во что. А в какой стране у ребят есть такой зверинец? А фейерверки, а духовой оркестр? Газета специально для них выходит! Напрасно я старался. Завтра весь мир узнает из газет, что меня дразнили, называли размазней, женихом Клу-Клу. Нет, не стоило стараться ради них.

И Матиуш распорядился: писем ему больше не приносить. Он их не станет читать. Аудиенция после обеда отменяется: хватит, никаких подарков не будет!

Матиуш решил посоветоваться с канцлером, как быть дальше.

– Соедините меня, пожалуйста, с квартирой господина канцлера, – сказал он в трубку.

– Алло, кто говорит?

– Король.

– Господина канцлера нет дома, – ответил канцлер, надеясь, что Матиуш не узнает его по голосу.

– Как? Ведь вы со мной говорите!

– Ах это вы, ваше величество! Простите, но я никак не могу прийти: мне нездоровится и я ложусь в постель. Поэтому я сказал, что меня нет дома.

Матиуш, не говоря ни слова, повесил трубку.

– Притворяется, обманщик! Ему уже известно о моем позоре. Меня никто больше не будет уважать, все будут надо мной смеяться.

Тут лакей доложил о приходе Фелека и журналиста.

– Проси!

– Ваше величество, я пришел посоветоваться, как осветить сегодняшнее заседание Пропара в газете. Можно, конечно, это дело замять, но тогда пойдут сплетни. Есть другой выход: написать, что заседание было очень бурным и барон фон Раух подал в отставку, то есть оскорбился и не захотел больше быть министром. Но король упросил его не покидать свой пост и наградил орденом.

– А обо мне вы что напишете?

– Ничего. О таких вещах не принято писать. Как быть с Антеком – вот проблема! Высечь его нельзя, он – депутат, а личность депутата неприкосновенна. Между собой они могут драться сколько угодно, а правительство не имеет права вмешиваться. Впрочем. Клу-Клу здорово его отделала, может, он теперь остепенится.

Вот здорово! В газете не напишут про то, как Антек оскорблял его и ругал обидными словами. И Матиуш от радости готов был простить противного мальчишку.

– Заседание завтра в двенадцать.

– Меня это не интересует. Ноги моей больше там не будет!

– Это нехорошо, – сказал журналист. – Еще подумают, что вы трусите.

– Как же быть? Ведь меня оскорбили, – проговорил Матиуш со слезами в голосе.

– Парламентская делегация явится во дворец и попросит у вашего величества прощения.

– Ладно, – согласился Матиуш.

Журналист торопился в редакцию: к утру статья должна быть готова. Фелек остался во дворце.

– Что, достукался? Матиуш, Матиуш! Будто не король, а младенец. Не говорил я тебе: этому надо положить конец?..

– Подумаешь, – перебил его Матиуш, – ты вон бароном фон Раухом велел себя величать, а тебя обозвали дураком и пустомелей. Еще почище, чем меня.

– Ну и что? Ведь я всего-навсего министр, а ты король. Лучше быть дураком министром, чем размазней королем.

На этот раз Клу-Клу осталась дома, Матиуш поехал на заседание парламента один. Настроение у него было препаршивое, но депутаты вели себя так хорошо и выступали так интересно, что Матиуш скоро забыл о вчерашнем.

На повестке дня стояло два вопроса: о красных чернилах и о том, чтобы над детьми не смеялись.

– Почему учителя исправляют ошибки и ставят отметки красными чернилами, а мы пишем черными? Это несправедливо: красные чернила красивее!

– Правильно! – сказал следующий оратор, девочка. – И еще пускай в школе выдают бумагу для обертывания тетрадей. А то обложка быстро пачкается. И картинки, чтоб наклеивать на обложку.

Когда девочка кончила, раздались аплодисменты. Мальчики старались загладить свою вину и доказать, что причиной вчерашнего скандала были хулиганы. Ну, а несколько хулиганов на три четыре сотни депутатов – это не так уж много.

Выступавшие жаловались, что взрослые смеются над ними.

– Спросишь их о чем-нибудь или сделаешь что-нибудь не так, они начинают кричать, сердиться или смеются над нами. Это нехорошо. Они думают, будто все знают, а на самом деле это не так. Мой папа не мог назвать всех заливов в Австралии и всех рек Америки и даже не знал, из какого озера берет начало Нил.

– Нил не в Америке, а в Африке! – крикнул кто-то с места.

– Без тебя знаю. Я просто так, для примера сказал. Они не смыслят ничего в марках, не умеют свистеть, засунув пальцы в рот, и говорят, это неприлично.

– Послушал бы ты, как мой дядя свистит!

– Просто свистеть каждый умеет.

– А ты почем знаешь, как он свистит?

– Дурак!

Опять чуть не вспыхнул скандал, но председатель объявил:

– Депутатов обзывать дураками нельзя. Нарушителей будут удалять из зала заседаний.

– Что значит «удалять из зала»?

– Так принято выражаться в парламенте. По школьному – выставлять за дверь.

Так депутаты постепенно учились, как вести себя в парламенте.

Когда заседание подходило к концу, в зал влетел запыхавшийся депутат.

– Простите за опоздание! – выпалил он. – Еле вырвался! Мама не пускала меня в парламент из-за того, что мне вчера оцарапали нос и набили шишку на лбу.

– Это насилие. Личность депутата неприкосновенна, и родители не имеют права запретить ему идти на заседание. Если тебя выбрали в парламент, изволь управлять! А в школе разве не разбивают носы? Однако в школу они почему-то не запрещают нам ходить.

Так начались разногласия между взрослыми и детьми.

В заграничных газетах появились сообщения о детском парламенте. И ребята во всем мире – дома и в школе – заговорили о своих правах. Поставят несправедливо плохую отметку или от родителей ни за что попадет, они говорят:

– Был бы у нас свой парламент, мы бы этого не потерпели!

На юге Европы в маленьком государстве королевы Кампанеллы дети рассердились на взрослых и устроили забастовку. Колонны ребят шагали по улицам с зелеными знаменами.

– Только этого нам не хватало, – ворчали взрослые. – Мало у нас своих забот…

Матиуша это известие очень обрадовало. В Прогазе появилась статья под названием: «Лед тронулся».

«Скоро зеленое знамя завоюет все континенты. И тогда на земле прекратятся драки, ссоры и войны. Ребята с малых лет привыкнут жить в мире и, когда вырастут большими, не захотят воевать.

Идея единого – зеленого – знамени принадлежит Матиушу. За это он достоин быть королем детей всего мира.

Клу-Клу вернется на родину и установит там новые порядки. Это очень хорошо.

Вот требования, которые должны быть начертаны на боевых знаменах детей:

Детям – одинаковые права со взрослыми!

Дети – полноправные граждане своих стран!

Тогда дети будут слушаться старших не из боязни наказания, а потому что они сами будут дорожить порядком».

В газете писали еще много интересного.

«Почему же Печальный король пугал меня, будто реформатором быть очень трудно, будто они всегда плохо кончают? – недоумевал Матиуш. – Будто признание приходит к ним лишь после смерти, и тогда им ставят памятник.

А у меня пока все идет хорошо, и никакая опасность мне не угрожает. Конечно, не обошлось без неприятностей и огорчений, но это неизбежно, когда управляешь государством.»


XLI

Однажды перед зданием парламента собралась толпа ребят, которым исполнилось пятнадцать лет. Один влез на фонарь и оттуда держал речь.

– Безобразие! Про нас забыли! Мы тоже хотим иметь своих представителей в парламенте! У взрослых есть парламент, у малышей есть, а мы чем хуже других? Не позволим соплякам командовать! Почему им – шоколад, а нам папирос не выдают? Это несправедливо!

Депутаты направлялись в это время в парламент на заседание, а большие ребята их не пускали.

– Хороши депутаты, таблицу умножения не знают! «Корову» пишут через «а»!

– Писать не умеют!

– Не потерпим, чтобы они нами командовали!

– Долой правительство сопляков!

Обер-полицмейстер позвонил во дворец и сообщил: на улице беспорядки, пусть Матиуш не выходит из дворца. А сам вызвал конную полицию, и она стала теснить толпу. Но ребята не думали расходиться, они швыряли в полицейских учебниками, булками, которые им дали на завтрак, кое-кто выворачивал булыжники из мостовой. Это последнее обстоятельство окончательно вывело из себя обер-полицмейстера.

– Разойтись! – закричал он зычным голосом. – Немедленно разойтись, не то солдат вызову! Бросите камень в солдат – я выстрелю для предупреждения в воздух, и если не прекратите, отдам команду открыть огонь!

Но страсти от этого еще сильней разгорелись. Ребята выломали дверь и ворвались в зал заседаний.

– Не уйдем, покуда не получим одинаковые права с молокососами!

Все растерялись: что предпринять? Тут в королевской ложе появляется Матиуш. Он не послушался обер-полицмейстера и приехал в парламент: хотел своими глазами убедиться, что происходит.

– Даешь парламент! Мы тоже хотим выбирать депутатов! Мы требуем для себя прав! – орали из зала. Отдельные выкрики тонули в шуме и гаме, вопле и реве, так что ничего не разберешь.

А Матиуш стоит и молча смотрит. Выжидает. Ребята видят: криком не возьмешь, и зашикали друг на друга:

– Тише, перестаньте галдеть!

– Король хочет говорить! – выкрикнул кто-то

И наступила тишина.

Матиуш произнес длинную и очень умную речь.

– Граждане! – сказал он. – Ваши требования справедливы. Вам наравне со всеми должны быть предоставлены права! Но вы скоро будете взрослыми, и вас смогут выбрать во взрослый парламент. Я начал с детей, потому что сам маленький и мне ближе и понятней их нужды. Нельзя сделать все сразу. У меня и так дел по горло. Когда мне исполнится пятнадцать лет и мы наведем порядок у детей, я займусь вами.

– Покорно благодарим! К тому времени мы вырастем и без ваших милостей обойдемся!

Матиуш сообразил, что дал маху, и попробовал подойти с другого конца:

– Чего вы к нам пристали? У вас уже усы растут, вы курите папиросы, ну и ступайте к большим, пускай они принимают вас в свой парламент.

Старшие ребята, у которых в самом деле уже пробивались усы, подумали: «На кой черт нам этот сопливый парламент! Пойдем лучше в настоящий».

А те, кто помоложе, не захотели признаваться, что не курят, и тоже сказали: «Хорошо».

И ушли. Но к взрослому парламенту их не подпустили солдаты. Преградили путь штыками. Ребята повернули назад, а там тоже солдаты. Тогда толпа разделилась: одни свернули направо, другие – налево. Потом разделились опять, а солдаты все теснят их, не дают остановиться. Когда толпа разбилась на маленькие группки, полиция окружила их и арестовала.

Узнав об этом, Матиуш страшно рассердился на обер-полицмейстера. Выходит, будто Матиуш расставил им ловушку. Толстяк оправдывался: иначе, мол, с этими хулиганами не сладишь. Тогда Матиуш велел расклеить по городу объявления, что он приглашает во дворец для переговоров трех самых рассудительных ребят.

Но вечером его самого пригласили на экстренное заседание государственного совета.

– Дело плохо, – сказал министр просвещения. – Дети отказываются учиться. Не слушаются учителей, смеются им в лицо и говорят: «А что вы нам сделаете? Не хотим – и все. Пойдем с жалобой к королю. Скажем нашим депутатам». Учителя не знают, как быть. А старшие и вовсе от рук отбились: «Сопляки будут командовать, а мы зубрить? Нет, дудки! В парламент нас не приглашают, значит, и в школу нечего ходить». Раньше малыши между собой дрались, а теперь старшие им проходу не дают. Дернут за ухо, дадут подзатыльник и говорят: «Иди жалуйся своему депутату». Если эта кутерьма недели через две не прекратится, мы подаем в отставку», – заявили учителя. Двое уже уволились. Один продает содовую воду, другой открыл пуговичную фабрику.

– И вообще взрослые недовольны, – сказал министр юстиции. – Вчера в кондитерской один господин возмущался: «Дети, как с цепи сорвались, делают что хотят, от их визга помешаться можно! Прыгают по диванам, играют в комнатах в футбол, шатаются без спроса по улицам. Одежда на них прямо горит, скоро они, как нищие; в лохмотьях будут ходить». Он еще много чего говорил, но я не могу этого повторить в присутствии вашего величества. Я, конечно, приказал его немедленно арестовать за оскорбление королевской особы.

– Я придумал! – сказал Матиуш. – Пусть школьники будут вроде чиновников. Ведь ребята в школе пишут, считают, читают – словом, трудятся. А раз так, им полагается жалованье. Нам ведь все равно, что выдавать: шоколад, коньки, кукол или деньги. Зато ребята будут знать: плохо учишься – не получишь жалованья.

– Ну что ж, можно попробовать, – без энтузиазма согласились министры.

Матиуш, забыв, что государством управляет теперь не он, а парламент, велел на всех перекрестках расклеить объявления.

На другой день утром к нему в комнату влетает журналист, злющий презлющий:

– Если все важные сообщения будут расклеиваться на стенах, к чему тогда газета?

Следом за ним примчался Фелек:

– Если ваше величество изволит сам издавать законы, к чему тогда парламент?

– Барон фон Раух совершенно прав, – поддержал его журналист. – Король может высказывать свои пожелания, а выносить окончательное решение – дело депутатов. Может, они придумают что-нибудь получше?

Матиуш понял, что опять поторопился. Как же теперь быть?

– Позвоните по телефону и распорядитесь, чтобы пока выдавали шоколад, не то могут начаться беспорядки. И сегодня же надо обсудить этот вопрос в парламенте.

Он предчувствовал, что это кончится плохо. Так оно и вышло. Постановили передать дело на рассмотрение комиссии.

– Я возражаю! – заявил Матиуш. – В комиссии начнется волокита. А учителя больше двух недель ждать не намерены и, если все останется по прежнему, уйдут из школ.

Журналист подскочил к Фелеку и зашептал ему что-то на ухо. Фелек самодовольно ухмыльнулся и, когда Матиуш кончил, попросил слова.

– Господа депутаты – начал он. – Я сам ходил в школу и прекрасно знаю тамошние порядки. Только за один учебный год меня семьдесят раз незаслуженно заставляли весь урок стоять, сто пять раз незаслуженно ставили в угол, сто двадцать раз незаслуженно выгоняли из класса. Вы думаете, это только в одной школе так? Ничего подобного! Я шесть школ переменил, и всюду одно и то же. Взрослые в школу не ходят и ничего не знают. Если учителя не хотят учить детей, пусть учат взрослых. Взрослые на своей шкуре убедятся, как это сладко, и перестанут заставлять нас учиться. А учителя увидят, что над взрослыми не поизмываешься, и перестанут жаловаться на нас.

Посыпались жалобы на школу и учителей. Одного несправедливо оставили на второй год; другому за две ошибки кол влепили; третьего наказали за опоздание, хотя у него болела нога и он не мог быстро идти; четвертый не выучил стихотворение из-за того, что младший братишка вырвал из учебника страницу, а учитель сказал: это отговорка. И так далее.

Когда депутаты устали и проголодались, Фелек поставил на голосование следующий проект:

– Комиссия рассмотрит вопрос о том, как сделать, чтобы нас не обижали, и нужно ли нам, как чиновникам, платить жалованье. А пока пускай в школу ходят взрослые. Кто «за», прошу поднять руку.

Два три человека пытались возразить, но поднялся целый лес рук, и Фелек объявил:

– Проект принят большинством голосов.


XLII

Трудно вообразить, какой поднялся переполох и возмущение, когда стало известно о решении детского парламента.

– Беззаконие! – негодовали одни. – Кто дал им право распоряжаться? У нас свой парламент есть, и мы не обязаны им подчиняться. Пусть занимаются своими детскими делами, а в наши нечего вмешиваться.

– Ну хорошо, – говорили другие. – Допустим, мы пойдем в школу. А кто будет работать?

– Ничего, пусть поработают сами. По крайней мере увидят, каково это.

– Может, оно даже к лучшему, – рассуждали оптимисты. – Дети убедятся, что без нас обойтись трудно, и будут больше уважать взрослых.

А бедняки и безработные даже рады были. Вышел новый указ: за ученье платить, как за работу, потому что ученье – тоже труд.

Итак, по новому закону, дети работают, а взрослые учатся.

Неразбериха. Кутерьма. Ералаш. Мальчишки хотят быть только пожарниками или шоферами. Девочки – продавщицами в кондитерских или в магазинах игрушек. Как всегда, не обошлось без глупостей: один мальчик изъявил желание быть палачом, другой – индейцем, третий – сумасшедшим.

– Все не могут быть пожарниками и шоферами, – объяснили им.

– А мне какое дело? Пусть другие работают дворниками!

Дома тоже было много недоразумений и ссор, особенно когда дети передавали родителям свои тетради и учебники.

– Ты испачкал книги и тетрадки, а ругать будут меня, – говорила мама.

– Ты потерял карандаш, и мне нечем рисовать, а от учителя попадет мне, – говорил папа.

– Ты не приготовила вовремя завтрак, и теперь я опоздаю в школу. Пиши мне записку, – говорила бабушка.

Учителя радовались: наконец-то они немного отдохнут. Ведь не станут же взрослые безобразничать!

– Покажите детям пример, как надо учиться, – говорили они родителям.

Многие находили это забавным. Но все сходились в одном: долго так не протянется. Странное зрелище представлял город, взрослые чинно шагают с портфелями в школу, а дети деловито спешат на работу: кто в контору, кто на фабрику, кто в магазин. У некоторых пап и мам лица расстроенные и смущенные, а у некоторых – веселые и беззаботные.

– Ну что? Разве плохо оказаться снова детьми?

Иногда встречались старые школьные товарищи, которые сидели на одной парте. Папы с удовольствием вспоминали давно минувшие времена, учителей, разные игры и проказы.

– Помнишь латиниста? – спрашивал инженер у переплетчика – своего бывшего одноклассника.

– А помнишь, из-за чего мы с тобой раз подрались?

– Еще бы! Я купил перочинный нож, а ты сказал: он не стальной, а железный.

– Нас с тобой из-за этого в карцер посадили.

Два солидных господина – доктор и адвокат, увлекшись воспоминаниями, забыли, что они не маленькие, и стали толкаться и гоняться друг за другом. Учительница, проходившая мимо, сделала им замечание, что на улице надо вести себя прилично.

Но были и такие, которым это очень не нравилось. Злющая презлющая идет с портфелем в школу толстуха, хозяйка трактира.

А встречный мастер узнал ее и говорит товарищу:

– Смотри, вон гусыня идет. Помнишь, как она в водку подливала воду, а за селедочный хвост, как за целую селедку, с нас брала? Давай ей подставим ножку, а? Мы ведь с тобой теперь сорванцы.

Так они и сделали. Она чуть не растянулась. Тетради рассыпались по мостовой.

– Хулиганы! – завопила толстуха.

– Мы нечаянно.

– Вот скажу учительнице, что не даете спокойно перейти через дорогу, она вам задаст!

Зато дети шагали по улицам спокойно и чинно, и ровно в девять все конторы и магазины были открыты.

В школе старики и старушки норовят сесть за задние парты, поближе к печке: рассчитывают подремать во время урока.

Великовозрастные ученики читают, пишут, решают задачки. Все как полагается. И все-таки учительница несколько раз рассердилась за то, что ее невнимательно слушают. Но разве можно быть внимательным, когда тебя одолевают заботы: как дома управляются дети, что слышно на фабрике, в магазине?

Девочки изо всех сил стараются, хотят доказать, что они хорошие хозяйки. Но приготовить обед не так-то просто, когда не знаешь, как это делается.

– Может, на обед вместо супа подать варенье?

И – айда в магазин.

– Ах, как дорого! В других магазинах дешевле.

Покупатели отчаянно торгуются, чтобы показать, как дешево они умеют покупать. А продавцам хочется похвастаться большой выручкой. Торговля идет бойко.

– Дайте, пожалуйста, еще десять апельсинов.

– Фунт изюма.

– Швейцарского сыра, пожалуйста. Только чтобы свежий был, а то принесу обратно.

– У меня сыр самого высшего качества и апельсины с тонкой кожицей.

– Хорошо. Сколько с меня?

Продавец пытается сосчитать, но у него ничего не выходит.

– А сколько у тебя денег?

– Сто.

– Мало. Это стоит дороже.

– Я потом принесу.

– Ладно.

– Только дай мне сдачу.

– Вот дура! Денег не хватает, а она еще сдачу просит.

Справедливости ради следует заметить, что в магазинах и учреждениях с посетителями обращались не слишком вежливо. То и дело слышалось:

«Дурак… Брешешь… Убирайся вон!.. Не хочешь – как хочешь… Не воображай… Отвяжись!..» И так далее.

Случалось услышать и такое:

– Погоди, вот мама придет из школы…

Или:

– Кончатся уроки, все папе расскажу…

От уличных мальчишек житья не стало: влетят в магазин, набьют полные карманы – и поминай как звали. Полицейские вроде бы на постах, но толку от них мало.

– Полицейский! Ты что, ослеп? Хулиганы в магазин ворвались, схватили чернослив и удрали.

– В какую сторону?

– А я почем знаю?

– Если не знаешь, я ничем не могу тебе помочь.

– На то ты и полицейский, чтобы смотреть.

– Ты за одним магазином уследить не можешь, а у меня их пятьдесят.

– Дурак!

– Сама дура! Не нравится – не зови в другой раз.

Выходит полицейский из лавки, а сабля за ним по земле волочится.

«Тоже мне… Вора ей поймай, а в какую сторону убежал, не знает. Собачья должность. Стоишь весь день и глазеешь по сторонам. А эта жадина хоть бы яблочко дала! Не буду больше полицейским, пусть делают что хотят. Лучше в школу пойду.»

– Мамочка, тебя сегодня спрашивали?

– Папа, ты контрольную решил?

– Бабушка, ты с кем сидишь? А на какой парте?

Некоторые ребята по дороге с работы заходят в школу за папой или мамой.

– Ну, что ты сегодня делал на работе? – спрашивает папа.

– Да ничего особенного. Посидел за письменным столом. Потом в окно смотрел на похоронную процессию. Хотел закурить, но папироса попалась горькая. На столе у тебя какие-то бумаги лежали, я их подписал. Пришли трое иностранцев – не то французы, не то англичане, залопотали по своему, но я сказал, что не понимаю, и они ушли. Пора было пить чай, но чай не принесли, и я весь сахар съел. А потом звонил ребятам, но дозвонился только до одного – наверно, телефон испорчен. Он сказал, что работает на почте и там много писем с заграничными марками.

С обедом бывало по разному: в одних домах он удавался на славу, в других пригорал, а в третьих его вовсе не было, потому что разжечь плиту не сумели. И мамам срочно приходилось готовить.

– Мне некогда, – говорила мама, – у меня много уроков. Учительница сказала: взрослым надо больше задавать. Это несправедливо. В других школах столько не задают.

– А в углу стоял кто-нибудь?

– Стоял, – призналась смущенная мама.

– За что?

– На четвертой парте сидели две дамы, – кажется, знакомые по даче – и весь урок болтали. Учительница два раза сделала им замечание, а они – никакого внимания. Тогда учительница поставила их в угол.

– Они плакали?

– Одна смеялась, а другая вытирала слезы.

– А мальчишки к вам пристают?

– Немножко.

– Совсем как у нас! – обрадовалась девочка.


etika-i-antropologiya-feofana-prokopovicha-o-a-dovgopolova-odessa-priroda-razgranicheniya-urovnej-ottorzheniya-v.html
etika-i-ekskursovodcheskoe-remeslo-glava-etika-obsheniya-ekskursovoda.html
etika-i-etiket-delovogo-obsheniya-2.html
etika-i-etiket.html
etika-i-konfliktologiya.html
etika-i-pravo-intellektualnoj-sobstvennosti-v-sfere-sohraneniya-kulturnogo-i-duhovnogo-naslediya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/13-obshaya-harakteristika-sistemi-vnutrennego-kontrolya-subekta-hozyajstvovaniya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-postroena-na-principah-vnedreniya-i-realizacii-ozdorovitelnih-tehnologij.html
  • klass.bystrickaya.ru/67-trebovaniya-k-oborudovaniyu-mehanizmam-instrumentam-pravila-bezopasnosti-v-neftyanoj-i-gazovoj-promishlennosti1-pb-08-624-03.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kniga-pervaya-glubokouvazhaemie-druzya-i-zemlyaki.html
  • books.bystrickaya.ru/dve-osnovnie-tendencii-razvitiya-smi-v-usloviyah-informacionnogo-obshestva-stranica-4.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/funkcionalnie-raznovidnosti-yuridicheskoj-rechi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postanovlenie-kollegii-upravleniya-kulturi-oblasti.html
  • thescience.bystrickaya.ru/haliarali-ilimi-praktikali-konferenciyani-b-a-darlamas-i.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-xiv-ot-nastupleniya-k-oborone-russko-yaponskaya-vojna-19041905-gg.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-sistemi-dokumentacii-trebovaniya-k-oformleniyu-razlichnih-sluzhebnih-dokumentov.html
  • lecture.bystrickaya.ru/administrativnie-i-ekonomicheskie-reformi-petra-i.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/m-v-vernikovskaya-inzhener-instituta-kataliza-co-ran-inzhener-novosibirskogo-gosudarstvennogo-universiteta-mladshij-nauchnij-sotrudnik-ooo-unikat.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/realisticheskoe-iskusstvo-russkaya-literatura-i-kultura.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tehnologicheskij-process-remonta-perednego-mosta-avtomobilya-zil-130-razborka-remont-i-sborka.html
  • abstract.bystrickaya.ru/38-etimologicheskie-slovari-sovremennij-russkij-yazik.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/s-uglublyonnim-izucheniem-anglijskogo-yazika-stranica-4.html
  • tests.bystrickaya.ru/krasnij-terror-v-rossii-1918-1923-stranica-10.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernie-otveti-na-profilnie-bileti-e-a-eremin-a-p-shestakov.html
  • education.bystrickaya.ru/19-lyuminoforshik-ekranirovshik-spravochnik-rabot-i-professij-rabochih-vipusk-20-chast-2-razdeli-proizvodstvo-radiodetalej.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/seminar-praktikum-dlya-uchitelej.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rajzberg-b-a-lozovskij-l-sh-starodubceva-e-b-sovremennij-ekonomicheskij-slovar-2-e-izd-stranica-2.html
  • report.bystrickaya.ru/instrukciya-uchastnikam-razmesheniya-zakaza-3-13-stranica-25.html
  • books.bystrickaya.ru/ekologicheskij-krizis-dva-mira-v-filosofii-i-eko-sovmestimost-znanij.html
  • college.bystrickaya.ru/22-rinochnaya-kapitalizaciya-emitenta-115114-rossiya-g-moskva-derbenevskaya-20-str-24-informaciya-soderzhashayasya.html
  • composition.bystrickaya.ru/osobennosti-razvitiya-slovarya-detej-starshego-doshkolnogo-vozrasta-s-obshim-nedorazvitiem-rechi-iii-urovnya.html
  • essay.bystrickaya.ru/chast-1-uroki-obsheniya-s-rebenkom-yuliya-borisovna-gippenrejter.html
  • crib.bystrickaya.ru/iz-zakona-rossijskoj-federacii-o-bezopasnosti-ot-5-marta-1992-g-stranica-9.html
  • klass.bystrickaya.ru/5-primer-chislennogo-modelirovaniya-zpinch-na-osnove-mnogoprovolochnoj-sborki.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-napravlenie-034300-62-fizicheskaya-kultura.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/7-plan-zasedanij-komissii-plan-zasedanij-pedagogicheskogo-soveta-plan-vospitatelnoj-raboti-perechen-obshetehnikumovskih.html
  • control.bystrickaya.ru/defibrillyator-monofaznij-tehnicheskie-trebovaniya-k-visokotehnologichnomu-medicinskomu-oborudovaniyu.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-obsheobrazovatelnoj-disciplini-matematika.html
  • credit.bystrickaya.ru/pn-matematika-aptali-zhktemes.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-rdp-yabloko-nosit-predelno-konkretnij-harakter-vnej-net-mesta-dlya-obshih-rassuzhdenij-i-pustih-obeshanij-mi-govorim-ne-tolko-chto-sdelat-no-i-kak-sdelat-stranica-5.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-lazer.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.