.RU

Эссе о молодежных практиках, близких идеологии прав и достоинства человека



Марченков А.А. Правозащитный карасс в ювенильном море




Марченков А.А.

Правозащитный карасс

в ювенильном море

(эссе о молодежных практиках, близких идеологии прав и достоинства человека)

  1. Молодежь: и роскошь, и средство передвижения

  2. Неприкаянные девяностики

  3. Кто выпустил Карацупу?

  4. Zip: космонавты, растиньяки, бумеры, ушельцы

  5. Призывники и призывные пункты

  6. Эйфелева башня пизанской работы

  7. Манагеры среднего звена

  8. Рыцари прямого действия

  9. Земля в иллюминаторе

  10. Хиппи энд. Параллельные, прямые



«Если вы обнаружите, что ваша жизнь переплелась с жизнью чужого человека, без особых на то причин,- пишет Боконон,- этот человек, скорее всего, член вашего карасса». И в другом месте, в Книгах Боконона, сказано: «Человек создал шахматную доску, бог создал карасс», Этим он хочет сказать, что для карасса не существует ни национальных, ни ведомственных, ни профессиональных, ни семейных, ни классовых преград. Он лишен определенной формы, как амеба».1

«Из России ушли труд, гордость и успех. Старшие поколения перегорели и увяли к исходу 70-летнего советского эксперимента. Сменяющая их человеческая поросль пока невнятна и бледна в поступках и взглядах».2

«Будь ты рокер или инок…

Ты в советской луже вымок

И пребудешь таковым ты

Даже выйдя за порог».3


«Это было поколение, у которого само слово «политика» вызывало тяжелую изжогу, ибо оно не знало другой политики, кроме той, что привела человечество к мясорубке Второй мировой войны, а их страну — к кровавому маразму позднего сталинизма. Это были люди, недоверчиво и враждебно относившиеся к любой идеологии, ибо единственная известная им идеология оказалась грандиозным блефом, который многим из них удалось раскусить раньше других».4

«Как интересно было встречать другие комки, восставшие из глины!».5

I. Молодежь: и роскошь,

и средство передвижения

Правозащитному движению в России больше сорока лет. За плечами – путь от неформальных гражданских инициатив, деятельности разрозненных и подвижнических диссидентских групп к стабильно работающим, открытым неправительственным организациям, коалициям, сетям, ассамблеям. Среда активистов изменилась и количественно, и качественно. Не удивительно, что перед ней встают новые, ранее не испытанные проблемы. В том числе – приток, адаптация, обучение новичков, повышение квалификации молодых сотрудников, смена и преемственность поколений. Большинство НПО решает эти вопросы на свой страх и риск, с учетом региона, профиля и стиля работы. Естественно, что лидеры наиболее продвинутых, специализированных, массовых организаций заинтересованы в каких-то типовых, стратегических, мультиплицируемых решениях. Их точка обзора позволяет увидеть как «поколенческий разлом» усиливает растущий объем противоречий между идеологами, менеджерами, экспертами, техническим персоналом, активистами, сторонниками, между командами, партнерами и местными сообществами. В этом нет ничего катастрофического: правозащитное движение – по меркам истории - слишком молодой общественный институт (и в России, и в мире). Относительно него нет сквозь сито времени процеженных «рецептов». Однако как бы мы ни беспокоились за его будущее, уже сейчас ясно, что благодаря или вопреки обстоятельствам он все равно будет существовать, развиваться, менять себя и свой социальный контекст. В залогах «непотопляемости» - самоотверженность людей, накопленный авторитет, корневое значение выполняемых функций.

Этими короткими, вполне тривиальными замечаниями я, как камертоном, настраивал сам себя на общую интонацию темы эссе – «Права Человека и Молодежь». Подобные ремарки6 необходимы, так как пресловутый «контекст» - политический, экономический, социокультурный – к сожалению, дает поводы для нарастающего алармизма и перехода гражданского общества из режима стратегического развития на «автопилот» выживания, оперативного «затыкания дыр», «охраны периметра». Достаточно сослаться на предвыборное стремление правящей элиты вывести себя в «слепую зону» гражданской критики и контроля, непрекращающиеся попытки «нейтрализации» правозащитных НПО как одного из потенциальных «источников», «медиаторов» и «авангардов» демократической оппозиции. Параллельно с репрессивно-охранительным давлением власти увеличиваются издержки от «социального трения» (ксенофобии, антизападных, имперских, изоляционистских настроений, милитаризма, радикализации «классовых» противоречий), трещат по швам партнерские связи со СМИ, скудеют донорские программы отечественных и иностранных фондов. Словом, скучной, размеренной жизни явно не предвидится: в списке актуальных вызовов и угроз придется загодя оставить пустые графы.7

И все же, очень не хочется ставить «молодежную проблему» исключительно в «контексте». Хотя бы потому, что в этом случае спектр ее истолкований резко сужается и сводится к ряду известных, исхоженных, «сусанинских» троп.

Примерно таких.

Сегодняшний день для российских неправительственных и некоммерческих институтов - своего рода «точка Лагранжа». Есть, если не ошибаюсь, такой концепт в астрономии. Используется для описания ситуации, когда малые небесные тела как бы «зависают», останавливаются в движении, попадая в точку равнодействия гравитационных сил более крупных объектов. Чтобы «выпрыгнуть» из нее, нужно либо дождаться смещения гравитационных полей, либо спешно нарастить физическую массу. По аналогии - или мы дожидаемся развилки, когда закончится удручающий «парад планет» вокруг Кремля и будут пересмотрены закулисные контракты крупных игроков (властных кланов, бизнес-групп, международных элит), или – мобилизуем сторонников, раскачиваемся и выходим на самостоятельную орбиту. Самая подходящая среда на роль «массы» – космический мусор, то есть, прошу прощения, молодежь.8 Ее относительная социальная открепленность, невесомость, пластичность – в плюс. То, что из всех движений предпочитает броуновское – в минус. Пакет подобных рассуждений обычно выдается с примесью моралеобразной риторики: «молодежь - воплощенное будущее»; от того, акционером каких социальных институтов она станет, какие организационные формы будет носить в период социализации, в какие проекты инвестирует свою активность и воображение, зависит актуальный социально-политический тренд РФ, судьба «демократического транзита» и т.д. Мол, «отцы и деды» из последних сил, скрипя зубами и напрягая сфинктер, держат системное равновесие и потому решающий голос – за «мальчишами».

Расчет окончен. Дальше – дело техники. Точнее – PR-технологий. Лиса Алиса и кот Базилио (власть и придворная оппозиция) какую-то часть «буратин» уже уломали закопать в стране n-цать сольди. Теперь очередь за гражданскими организациями: пусть вылавливают, строят и охмуряют остальных – «болотных», «заигравшихся», экстремальных, недоверчивых… Благо аналитики уверяют: неполитическими сетями ловится больше – вплоть до мальков и планктона.

Полемизировать внутри этой циничной логики - значит косвенно соглашаться на отсутствие автономии «третьего сектора», ставить его в тотальную зависимость от процессов, происходящих «за границей»: в рамках электорального цикла-2007/2008, в свете цветных переворотов на постсоветском пространстве, в горизонте топливно-энергетической макроэкономики и т.д.9 Если же смотреть и думать «изнутри» веера актуальных возможностей, в котором пребывают (не всегда по своей милости) сами гражданские организации, то темы вроде «смены поколений», «кадрового омоложения», «развития связей с молодежными кругами, субкультурами, инициативными группами, организациями», «продвижения привлекательного имиджа гражданского активиста в молодежной среде», «инвестиций в профессиональную подготовку молодых специалистов» выглядят, увы, непозволительной роскошью. Чтобы выжить, продержаться, укрепиться, нужны «не мальчики, но мýжи». То есть – крепкие, стойкие, уравновешенные люди, имеющие хоть какие-то подручные «рычаги» (авторитет, знания, связи, ресурсы) для продвижения миссии. А молодежь – это что-то по части долгосрочных вложений социального капитала, балласта, долговых обязательств. Что ей предложить, кроме эпизодических ролей в массовых акционистских спектаклях и почетного права быть одной из целевых аудиторий просветительских проектов?

Аргументов в пользу исключения молодежи из списка приоритетных сред для поиска коллег, союзников, симпатизантов и впрямь достаточно. Самый очевидный – отсутствие каких-либо профессиональных компетенций. Менее очевидный, но столь же весомый – недостаток гражданской и духовной зрелости. Чтобы понимать реальную остроту проблематики прав человека, видеть разрушительность последствий от их нарушения, нужно иметь либо личный негативный опыт столкновения с «машинами власти», либо обладать высокоразвитой способностью к состраданию, солидарности, предвидению. Подобные качества, если и появляются, то, как правило, после начала «автономного плавания» (самостоятельной, отдельной от опеки родителей жизни). Это значит – после того, как человек становится ответственным за самого себя, взрослым. Ну, «молодым взрослым», если угодно. А молодежь в «чистом виде» - инфантильна, эгоистична, мировоззренчески аморфна (кое-какие мнения и знания есть, но нет убеждений), ориентирована на жизнь в сослагательном наклонении («все еще впереди»).

Помимо этого, известно, что молодежь склонна придавать особое значение лично-непосредственным, эмоционально окрашенным, спонтанным поступкам и отношениям (тусовке). Однако современное правозащитное сообщество, сохраняя родовую память о своих «кудрявых» истоках (самиздат, андеграундная культура, авторская песня, «дикий туризм», гуманитарные кружки, вольная атмосфера наукоградов, кухонное задушевное братство, клубы и т.п.) и воспроизводя «нон-иерархический» стиль общения, в значительной мере формализовало свои связи, обросло тиной абстрактных, офисных, ru(-)тинных работ… Ни лидеры, ни координаторы программ, ни техперсонал не в состоянии постоянно откликаться на ожидания тусовки без потери качества в своей повседневной деятельности. Это касается как крупных организаций, так и относительно небольших, региональных. Состыковать же внутри одной структуры несколько «организационных стилей» - формальный и неформальный, целерациональный и фиксированный на «кайфе от процесса» – довольно сложная, редко где решаемая задача. Работники резонно будут бунтовать из-за хаоса, бессмысленной траты времени, «неэффективности»; тусовка станет роптать на засилие «гражданской бюрократии» и «утрату демократического духа». «Массовое прибытие молодежи» усилит позиции тусовки и… Скандал неминуем. А то и «развод».

Наконец, нельзя не отметить еще одно, моральное (в духе «Маленького принца» Сент-Экзюпери) противопоказание для опоры на молодежь: в условиях soft-авторитаризма и hard-корпоративизма правозащитная репутация может закрыть или затруднить для нее некоторые варианты престижной карьеры (в системе госслужбы, в судебных органах, учреждениях образования, бизнесе), осложнит отношения с родственниками и друзьями. Ожесточенная диффамационная кампания против независимых правозащитников, до сих пор углями тлеющая в СМИ, действовала «дуплетом»: поддержанная репликами высших должностных лиц государства, она, с одной стороны, давала сигнал «вертикали власти» (задавала модельное отношение), с другой - облучала общественное мнение, дискредитировала правозащитников сначала как «циничных грантоедов» («болтуны-лентяи», «лишние люди», «компрадорская шайка-лейка»), а затем - как «враждебных чужих» (шпионы, агенты Запада, носители оранжевых настроений, адвокаты террористов и политических радикалов).

Пожалуй, все. Будем иметь в виду аргументы «против омоложения» и рассмотрим аргументы «за». Исходная гипотеза последующих размышлений - «молодежное направление» как точка прорыва правозащитного движения в новое качество и один из компонентов эликсира, лечащего или как минимум снижающего боли от кризиса идентичности, «повышенного давления», «растяжения связок». Еще на стадии предварительных подступов к проблеме, до начала письма, я не мог отвязаться от подозрения, что «смена поколений» - это эвфемизм, уводящий с минного поля вопросов об идеологическом переформатировании, перезагрузке и реогранизации правозащитного сообщества. Обзор литературы, частный опыт гражданского активиста и разговоры с друзьями это подозрение только усиливали.

Дело автора – текст. Рамка интерпретации, техника чтения, области применения - вне его эфемерной власти. Тем не менее, хочется предупредить: я не ставил цели сверстать путеводитель по зазеркалью социальных, гражданских, политических, политизированных молодежных объединений или сборник рецептов успешного волонтеринга. Тем более у меня не было амбиций «завалить на психоаналитическую кушетку» современную молодежь, дабы сканировать и устроить чистку «конюшен» ее коллективного бессознательного. Речь о Другом: о правозащитной Реформации и кастинге на роль «коллективного Лютера», об инакомыслии «третьего поколения в третьем секторе» и тех задачах, которое оно может решить, расширяя территорию достигнутого своими легендарными предшественниками.

Разговор этот долгий. В нем нелепы любые претензии на правоту и велик риск попадания на «тупиковые ветки». Остается надеяться, что ошибки, излишняя горячность, парализующие сомнения в итоге все же дадут результат. Не беда, если это случится не в самом эссе, а в голове пристрастного и критически настроенного читателя.

^ II. Неприкаянные девяностики

Нагрянувшее «generation П» (Пандоры?), «поколение Y» или «XXX» уже вдоволь намозолило взгляд. Как в «Что? Где? Когда?» - внесли в студию «черный ящик», прошла отведенная знатокам минута, взяли они еще одну, добавочную, накидали энное число версий - одна правдоподобнее другой, а режиссер – вечная память, Владимир Яковлевич! – держит паузу: не дает приказ снять крышку и узнать – что же, черт возьми, туда положили.

Наши владимирские команды - Молодежная Правозащитная Группа «Система Координат» и киноклуб «Политехник» - впервые подошли к ящику в 2001-ом. Провели «разведку боем»: организовали молодежный фестиваль «Твой ход!». Затея - дать кинопортрет поколения 90-ых, посмотреть на проблемное и ассоциативное поле, внутри которого крутится, сгущается и проветривается его идентичность. Отобрали фильмы, сделали разметку тем для дискуссий, сверстали газету. Короче – месяц недосыпа, шкрябания по сусекам и – вперед!

«Перед» вышел скандальным. На открытии, как водится, выступали председатели областного и городского комитетов по делам молодежи. Хорошо выступали, правильно: что молодежь у нас «о-го-го!», что «без идеалов» она – «брехня», что «молодым везде у нас дорога», а стройки капитализма всем без исключения сулят бочки варенья и коробки печенья. Едва закончились напутственные слова, в зале погас свет, пошли первые кадры фильма Аку Лоухимиеса «Неприкаянные»: камера кружила над эрегированным членом главного героя – темпераментного финского парня. Контекстуально это читалось как наш «ответ Чемберлену», хулиганская выходка в адрес властей. Ей-богу, сценарием не предусмотренная, но воспринятая именно так.

Одна из местных газет в рецензии написала: «Поколение девяностиков, судя по его киношному отражению, инфицировано микробами всех социальных болезней. Насилие, отчуждение, безработица, муки сексуального, этнического, религиозного самосознания, наркотики, инфантильность, цинизм, ядовитое дыхание всепроникающего стёба по поводу святынь – это неполный список. Понятно, что экран отражает лишь патологии, что сюжеты построены на искусственной драматизации, но – все равно страшновато». Журналист, правозащитница Наталья Новожилова, наблюдая реакцию зала, слушая чего мы несем на дискуссиях задумчиво подвела итог: «Вроде, и время другое, и страна… А пахло «совком».

Задним числом понимаю: оплошный символизм первой фестивальной сцены – не только жест в сторону начальства и публики. В равной мере он адресован самим организаторам, полезшим с примитивной «фомкой» потрошить оцифрованный ящик.

^ III. Кто выпустил Карацупу?

Пять лет назад разговор о поколении все-таки был надуманным, факультативным. Вдоль возрастных границ не ходил с овчаркой Карацупа, не стояли шлагбаумы. Стар и млад – все крутились в одном колесе, играли в одну лотерею.

Практика совмещения учебы и работы, необходимость с нуля осваивать целину рынка, трудности адаптации к резким структурным переменам - все это нивелировало возрастные дистанции. Гиперинфляции подверглась главная валюта, с помощью которой поддерживался вековечный порядок вещей – доминирование старших и подчинение младших; эта валюта – значимость пережитого опыта, стажа, знакомств, накопленных знаний.10 И первое, и второе, и третье относились к прошлой, если и не «затонувшей», то изрядно «притопленной», жизни. Далеко не все усвоенные уроки и поведенческие рефлексы срабатывали в настоящем.11 Искусство забвения сплошь и рядом оказывалось нужнее памяти, что не могло не сказаться на системе среднего и высшего образования. Последняя перестала выполнять функции основного шлюза социализации, воспроизводства элит, передачи коллективных ценностей, авторитетов, «авторизированных» моделей поведения.12 Эти роли были изъяты из ведения государства и «рассеяны» среди новых рыночных институций (сырьевые корпорации и торговые фирмы, хай-тек, реклама, индустрия развлечений, масс медиа, курсы интенсивного, дистантного, дополнительного образования, корпоративные тренинги и др.), неформальных социальных сетей (родственных, мафиозных, армейских и др.), организаций «третьего сектора», религиозных и квази-религиозных культов. Бизнес как род деятельности и среда, ей порождаемая, стал доминирующей, нормативной моделью социальных отношений, вытеснив с этих позиций бюрократию, армию и правоохранительные органы. Особенно это было заметно по экспансии коммерческой лексики и ориентирующих схем, по меркантилизации образа жизни и характера связей между людьми.

Транзитному обществу неведомы проблемы поколений. Не потому, что для них нет предпосылок (этого-то как раз в избытке). Поводов нет. Ведь на этапе транзита общество неизбежно «деградирует» (теряет прежние качества). Его традиционные институты снижают свой вес (власть, влияние, значимость). Вертикальная мобильность становится проблематичной ввиду проблематичности самих вертикалей (профессиональных иерархий). Межличностные и групповые отношения поражены аномией (отсутствием или непроясненностью правил игры, сосуществованием взаимоисключающих норм), чьи метастазы распространяются в том числе и на внутренний мир, лишая человека какого-либо четкого мировоззренческого и этического каркаса, превращая его в ситуативно действующее, растерянное, развоплощенное существо. Или – сменим оценку с минуса на плюс – в существо принудительно свободное, отвечающее за самого себя и за реальность, держащую свою форму благодаря его личным усилиям.

При таком положении дел оппозиция «учителей» и «учеников» лишена своего древнего смысла. В состоянии невольного адептата пребывают все разом. Ни одна из стратегий индивидуального спасения, выживания, преуспевания не является гарантированной и тем более универсальной, пригодной для тиражирования без сносок на время и место. Молодость при таком раскладе – скорее преимущество, чем помеха; прочные, вяжущие, долгие социальные связи – скорее тормоз, чем ресурс; четкая, алмазно твердая идентичность – ограничение спектра выбора, а не общепризнанная и поощряемая добродетель.

Забродившая в «апофеозе частиц» Россия была наспех склеена символами единства (советский гимн, царский герб, триколор, торговые бренды). Они отражали чудовищную асинхронность, «нестыкуемость», фрагментацию стихийно сложившихся социальных практик, но не давали общей картины, не позволяли «определить общий курс» и сделать реальность более предсказуемой, укрощенной. Это делало будущее свободным для любых фантазий – оптимистических, тревожных, личных, групповых…

2004-й и в особенности 2005 год стали рубежными. Даже беглый контент-анализ прессы показывает активацию старой, как мир, парадигмы «отцов и детей». Об этом свидетельствует далеко не только шум и пыль, поднятые партиями и Кремлем вокруг феномена молодежной политики («политический бэби-бум»).13 Есть иные, более глубинные и долгосрочные по «эху», причины. На них, в частности, указывали эксперты Фонда «Территория будущего», подготовившие в 2003 году доклад под названием «Революция 2005»: «Нарастающую опасность представляет фрустрация молодежи. Поколение сегодняшних семнадцатилетних, по данным социологических опросов, в большей степени ориентировано на личный успех: по данным некоторых социологических исследований, проводившихся в конце 2002 года, 77% россиян в возрасте 16-17 лет нацелены на индивидуальный карьерный и социальный рост. Между тем, крупные компании России на сегодняшний день не нуждаются в дополнительных кадровых ресурсах. Новых рабочих мест в сфере крупного бизнеса не предвидится, напротив, руководители сырьевых гигантов говорят о возможном сокращении существующего персонала до 40% (в условиях наметившейся передачи крупных российских компаний западному капиталу этот процесс может пойти гораздо быстрее). Возможности массового создания рабочих мест вне крупных компаний на сегодняшний день отсутствуют. Не стоит также забывать, что в ближайшие два года во взрослую жизнь должно вступить поколение демографической волны второй половины 80-х годов. Ситуация, сложившаяся сегодня в экономике и социальной сфере, ставит под вопрос их успешную социализацию. Большинство сегодняшней учащейся молодежи может оказаться списанным практически в полном составе».14

Помимо перечисленных, на усиливающееся напряжение вдоль возрастных границ, оказывают воздействие и другие факторы: продолжающаяся война в Чечне, сохранение армии по призыву и «кастрированный» закон об альтернативной гражданской службе, ограничения в доступе к качественному образованию и нереформированность системы образования в целом, растущая диспропорция стартовых позиций столичной и провинциальной молодежи, сильный разрыв коммерческих образов молодости и бытовых реалий обыкновенного подростка, трудности внутрисемейной эмансипации и вынужденного деления жизненного пространства с людьми старших поколений, проблемы молодежной трудовой миграции, карьерный застой амбициозной «лимиты» в мегаполисах, коррумпированность институций, худо бедно исполнявших функцию «социальных лифтов» в эпоху СССР (номенклатура, армия, милиция и др.) и корпоративизация рынка. Зловещим символом «молодежи» как уготованной к закланию жертвы стал Беслан. Осетинские школьники погибли меж двух огней. Их смерть – мощнейшая психотравма для нации и в особенности для тех, кто в эти дни ходил в такую же школу, но в другом городке.

Эти и другие причины делают тему отцов и детей весьма конфликтной. Молодежь рассчитывала на деда Мазая. Вместо этого ее встретил Карацупа и его четвероногий друг. «Молодость» на глазах превращается в резервацию, из которой, согласно истории, есть несколько выходов: реформы, революция, массовая эмиграция, война. Если, конечно, не считать выходом самоуничтожение (спились, «снаркотились»), благополучный индивидуальный прорыв (галопирующая карьера) или искусственно организованные «заморозки» (очередная циклопическая «стройка века» с целью занять безработных; социальные движения компенсаторного типа, «спускающие давление в котле» и «отапливающие вселенную»).



evolyuciya-sistemi-upravleniya-yuzhnoafrikanskimi-koloniyami-velikobritanii-v-70-e-godi-xix-veka-stranica-9.html
evolyuciya-sovremennoj-reklami-issledovanie-primenitelno-k-strategii-marketinga-i-reklami-142.html
evolyuciya-teksta-do-i-posle-knigi1-temi-konferencii-tehnologii-proektnogo-podhoda-v-obuchenii-shkolnikov-multimedijnie.html
evolyuciya-teorij-ekonomicheskogo-rosta.html
evolyuciya-upravleniya-kachestvom-i-zadachi-ego-realizaciya-v-sovremennom-rossijskom-visshem-obrazovanii-annotaciya.html
evolyuciya-zhizni-na-zemle.html
  • studies.bystrickaya.ru/bill-gates-essay-research-paper-bill-gatesa.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/plan-uroka-izmenenie-pitatelnih-veshestv-v-kishechnike-predmet.html
  • writing.bystrickaya.ru/2-zakonodatelnaya-osnova-i-normativnie-ssilki-2-zakonodatelnaya-osnova-i-normativnie-ssilki-3.html
  • credit.bystrickaya.ru/otveti-k-klinicheskim-zadacham-dlya-testovogo-kontrolya-obrazovatelnij-standart-poslevuzovskoj-professionalnoj-podgotovki.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravitelstvo-rossijskoj-federacii-postanovlenie-stranica-7.html
  • college.bystrickaya.ru/1-vvedenie-v-teoriyu-drami.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/mesto-i-rol-msr-v-nastuplenii.html
  • studies.bystrickaya.ru/dva-chasa-kotorie-potryasli-mir-chast-2.html
  • composition.bystrickaya.ru/poeziya-i-proza-analiz-poeticheskogo-teksta.html
  • report.bystrickaya.ru/karta-marshrutov-evakuacii-spravochnik-rukovoditelya.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-energeticheskoe-toplivo-cikl.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rezultati-rabot-uchyonih-neteologov-naturalistov-etnografov-i-drugih.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-v-uchenie-o-neposredstvennom-vospriyatii-transsubektivnogo-mira-v-filosofii-xix-veka.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-pervaya-e-yu-genieva-g-g-diligenskij.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-19-kniga-pervaya-ujti-chtobi-vizhit.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-dlya-specializacii-1-43-01-02-01-proektirovanie-i-ekspluataciya-elektroenergeticheskih-sistem.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/64-paretooptimalnost-i-ee-usloviya-komi-filial-gou-vpo-kirovskaya-gosudarstvennaya-medicinskaya-akademiya-federalnogo.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/shkala-situativnoj-trevozhnosti-st-glavnij-redaktor-zav-psihologicheskoj-redakciej-zam-zav-psihologicheskoj-redakciej.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zadachi-kotorie-neobhodimo-reshit-obuchayushimsya-sleduyushie-poznakomitsya-s-hudozhestvennimi-tekstami-vklyuchyonnimi-v-spisok-dlya-obyazatelnogo-chteniya.html
  • school.bystrickaya.ru/administrativnoe-pravo-chast-12.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/praktika-provedeniya-sovmestnih-uchenij-v-ramkah-odkb-sebya-opravdivaet-spiker-gosdumi.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-10-chto-mozhet-dat-plyonka-ili-skazki-o-tom-kak-obmanuli-zimu-kurdyumov-nikolaj-umnij-ogorod-v-detalyah.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kratkij-kurs-liricheskoj-entomologii-ii-nedoumenie-itoska-annenskij-i-drugie-m-kuzmin-opit-kratkogo-zhizneopisaniya-bolshaya-morskaya-stranica-9.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-zhizni-vsegda-est-mesto-podvigu.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/komsomolskaya-pravda-ekaterinburg-20092011-uvelich-svoyu-budushuyu-pensiyu-s-npf-renessans-zhizn-i-pensii.html
  • essay.bystrickaya.ru/doklad-na-temu-metodi-nravstvennogo-vospitaniya-v-rabote-klassnogo-rukovoditelya-osnovnie-formi-metoda-ubezhdeniya-ssh-s-tashli-tala-2004.html
  • school.bystrickaya.ru/iii-osnovnaya-informaciyao-finansovo-ekonomicheskom-sostoyanii-emitenta-gosudarstvennij-registracionnij-nomer.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-kursa-ministerstvo-obrazovaniya-rossijskoj-federacii-vladivostokskij-gosudarstvennij-universitet-ekonomiki-i-servisa.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochej-uchebnoj-programmi-disciplini-sudebnaya-medicina-i-psihiatriya-napravlenie-podgotovki.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primernaya-programma-uchebnoj-disciplini-osnovi-buhgalterskogo-ucheta-2010-g.html
  • write.bystrickaya.ru/ezhdeniya-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-imeyushie-gosudarstvennuyu-akkreditaciyu-zaregistrirovannogo-minyustom-rossii-02dekabrya-2009-g-registracionnij-stranica-4.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predstavlenie-v-vide-risunkov-menedzhment-i-mogushestvo-nlp-kak-operedit-konkurentov-s-pomoshyu-nejro-lingvisticheskogo.html
  • letter.bystrickaya.ru/o-provedenii-na-territorii-municipalnogo-obrazovaniya-gorod-vologda-obshegorodskogo-prazdnika-shirokaya-maslenica.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-a-rabota-gosudarstvennogo-i-municipalnogo-sluzhashego-v-usloviyah-rinochnih-metodov-hozyajstvovaniya-trebuet.html
  • literature.bystrickaya.ru/derevenskoj.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.