.RU

Глава 8. Четверо - Игра в поддавки - Александр Митич


^ Глава 8. Четверо

Гляпой оказался парнишка лет двадцати, не очень умного вида, больно крепкий, но с прыщавой физиономией, оттопыренными ушами и свежим бинтом на запястье — его, значит, а не Хвоста цапнула ночью крыса. Примерно так я и думал. Кого Хвост возьмет в «отмычки»? Только старательного и глупого — вернее, наивного, но в Зоне, как и везде, наивность приравнивается к глупости. На первом же привале я поинтересовался у Гляпы, за какой процент с добычи он работает. Оказалось — за четверть. Обычно, если «отмычка» одна, сталкер отстегивает ей треть, а этому Хвост дает только двадцать пять процентов. Да еще наверняка обманывает его — ведь «отмычек» редко подпускают к продаже хабара. Эх, люди, человеки… Остался бы я в клане — непременно набил бы Хвосту разок-другой морду за такие дела. И меня не поняли бы: ведь судьба всех «отмычек» — рисковать собой ни за понюх табаку. На что они еще нужны? Все это знают, и каждый сталкер начинал с того, что был «отмычкой» у кого-то из стариков. Шестеркой. Бобиком. «Отмычка» пока еще не человек, не свой брат-сгалкер, а так, инструмент. Полезный, правда, инструмент, ценное имущество, но не более. Почему-то всегда так получается, что в армии, что в Зоне, что вообще везде, только с разной силой. Не могут люди жить иначе — непременно им надо либо топтать кого-то, либо выбираться из-под чьих-то сапог, чтобы, выбравшись, самим начинать топтать других. А в Зоне, на первый взгляд, эти порядки вполне демократичны: не желаешь быть шестеркой — ну и вали отсюда, никто тебя силой здесь не держит, чай, не срочная служба и не исправительный лагерь. А раз остался — принимай на себя все издержки.

Этот остался. «Какой у тебя выход в Зону?» — спросил я, улучив минуту. «Третий», — ответил Гляпа. «А первые два куда были, небось вокруг «Харчей?» — «Не, один раз к Агропрому ходил…» Ну понятно. Молокосос, как и предполагалось. Но мне-то теперь как относиться к нему? Беречь? Сразу двоих — Вычета и Гляну? Трудненько будет, тем более что Хвост, конечно, пустит Гляпу впереди — навечно. А кого мне сильнее беречь — одного молокососа или другого?

Глупости какие. Вычета я должен беречь, только Вычета! Ну кто такой мне этот лопоухий Гляпа? Еще один щенок, потащившийся в Зону ради быстрых денег, только и всего. Может, он попутно хочет набрать крутизну, чтобы девки в родимом селе почитали за честь отдаться такому на сеновале, а может, прячется от армии или милиции, все-таки деньги у него на первом месте. Я знаю, я видел таких. Девять из десяти энтузиастов такого сорта недолго живут в Зоне, но Десятый все же остается жив на первых порах и, постепенно перейдя в разряд тех, с кем считаются, топчется по здешним помойкам еще несколько лет…

Вычет совсем другой, и Зона ему нужна не ради денег. Не верю я, что он сумеет выпросить назад ненаглядную свою Катю, но вылечиться он должен. Он уже вовсю излечивается. Спасти его от него самого — вот зачем я здесь, и что мне какой-то Гляпа? Пусть Хвост крутит им как хочет, мне-то какое дело?

Понимаю, что настраиваю себя на правильный образ действий. А все-таки нехорошо как-то.

Идем медленно, и Гляпа, конечно, топает впереди, повесив на шею свою «Сайгу». За ним Хвост с детектором, потом я с детектором же, а замыкает шествие Вычет. Иногда мы спорим с Хвостом по поводу маршрута, и тогда Гляпа замирает на месте — не топчется, не донимает нас вопросами, не ловит варежкой галок, а именно замирает. Ну, хоть в этом не дурак. К северу от Милитари аномалий становится меньше, но такой лафы, как на болоте или перед Агропромом, нет и не предвидится. Чем ближе к ЧАЭС, тем сложнее — в среднем, конечно. Впрочем, нормальный сталкер с напарником прошел бы везде, если бы пакости Зоны ограничивались только аномалиями. Понятно, пси-излучатель я за аномалию не считаю.

И психованных «монолитовцев», естественно, тоже…

Мы идем к Радару не потому, что он нам по пути, — туда крюк, хотя и небольшой. Просто так уж повелось, что все, кто намеревался дойти до Монолита, шли через Радар. Плохое место, но напрямик еще хуже. Так говорят, и я верю. Просто потому, что не знаю ни одного сталкера, дошедшего до ЧАЭС напрямик и вернувшегося. Стало быть, они и не дошли, потому что я знавал тех, кто доходил до ЧАЭС через Радар и возвращался. Один из них даже сохранил рассудок в порядке…

И даже двое, если считать Кипятка. Еще до того, как я впервые попал в Зону, он ходил к Монолиту, добрался до ЧАЭС и повернул Вспять, немного не дойдя до цели. Так, во всяком случае, он рассказывал, а я так и не понял: Зона его наделила приступами безбашенного буйства — или он всегда был таким?

Эх, Кипяток, Кипяток… Буйно жил и глупо умер. Получить пулю медлительного зомбака — не та смерть, на которую согласился бы уважающий себя сталкер. А куда денешься? Как тебе умереть, решаешь не ты, решает Зона. Вот почему три года назад я сбежал. Вот почему втайне жалел тех, кто не собирался уходить, прекрасно зная при том, что Зона в конце концов убьет. Таких много. Одни из них адреналиновые наркоманы, а другие просто привыкли и уже не мыслят себе иной жизни. Между прочим, это чисто русская черта. Какой-нибудь турок в молодости работает, как ишак, но не с ишачьей глупостью, а думает, как бы ему выбиться в люди, — и нередко выбивается: покупает лавчонку и сидит целыми днями у ее порога, в ожидании покупателей коротая время за чашечкой кофе и нардами. Смешная цель жизни? Противная? Может быть. А разве не смешно подвергать себя жуткому риску и облучаться, добывая артефакты? И продавать их по плевой цене разным хищникам вроде Носорога не противно ли? И рисковать нарваться на пулю или сесть в тюрьму? Ась? Не слышу!

Вот подумаешь немного и тошно делается. Чем я лучше того турка, если мечтаю лишь отгрохать еще одну частную гостиницу в Коктебеле? Согласен, это бескрылая мечта. А вы покажите мне в Зоне хоть что-нибудь крылатое, кроме гнуса! Или я должен уважать себя за то, что тащу к Монолиту Вычета, ничего с того не имея? Глупости. Я уже имею с того «шнек» — Вычет его нашел, а имею я. И не хочу я сейчас разбираться, что к чему, и вспоминать, что заставило меня вернуться в Зону. Начнешь размышлять об этом — совсем запутаешься. Баста!

До Радара не так уж далеко, а по пути семь потов сойдет. Что же творится на прямом пути к ЧАЭС? Меня передергивает от этой мысли, поэтому будем считать, что мы идем правильно. Гляпа в очередной раз выполняет команду «замри», а мы с Хвостом принимаемся спорить. На моем детекторе прямо по курсу обозначена тривиальная «карусель», а детектор Хвоста показывает, что впереди таится нечто, не поддающееся идентификации. У Хвоста детектор новой модели — с наворотами и, говорят, более чувствительный.

— Ладно, — иду я на компромисс. — Это, наверное, гибрид — «карусель» еще с чем-то. Справа путь вроде получше?

— Получше, — соглашается Хвост.

Гляпа в точности выполняет его распоряжения. Молод, а не взбрыкивает. Недурная «отмычка» — я бы переманил парня к себе, если бы остался сталкером.

— Стой! — кричу я.

Мои распоряжения Гляпа тоже выполняет. Но оглядывается на Хвоста.

А Хвост на меня — что, мол, такое? Он серьезен, знает, собака, что с чутьем сталкера не сравнится никакой детектор. Вся эта техника лишь облегчает жизнь, а спасайся все равно сам, как тот утопающий.

Что-то не так справа от аномалии. Нет, не пойду я туда и Вычета не поведу. Может, аномалия-гибрид выпустила туда метастаз. Может, там затаилось что-то, не связанное с аномалией. Не знаю и проверять не стану.

— Влево, — командую я, и Гляпа, дождавшись кивка Хвоста, меняет траекторию движения.

Слева проход хуже — узенький. Там разлеглась «зыбь», я вижу, как она слегка серебрится, а между нею и гибридом проход всего в полметра шириной. И в проходе так и кружится жгучий пух — какие-то вихревые токи на границе двух аномалий держат его в воздухе, мотают туда-сюда и не дают улететь. Если взять еще левее, там целая заросль корявых кустов, поросших тем же жгучим пухом, а далее еще какие-то аномалии. Надо идти в проход.

Гляпа знает, что такое жгучий пух, — надвинул капюшон сталкер-ской куртки до предела, один нос торчит, и обшлага рукавов опустил. Ну, вперед помалу.

Хвост ведет его — чуть левее, чуть правее, прямо пошел, остановись, сместись правее, опять прямо… Прошел Гляпа. Прошел и яростно чешет кисти рук — ужалило его пухом. Хвоста веду я. Вот ведь что интересно: доверяет мне Хвост, знает, что умышленно я его не угроблю, хотя, казалось бы, случай удобный — докажи потом, что не сам он угодил в аномалию, а я его туда завел! Это что же, выходит, обо мне осталась память как о надежном партнере? Черт знает что: и лестно, и вместе с тем неприятно. Сейчас моя репугация — моя слабость, потому что Хвост ею пользуется. Сам-то он насколько со мною честен?

Не стану проверять. Хвост прошел, машет мне рукой, но пусть меня ведет Вычет. Иду. Хвост на той стороне шутовски разводит руками — видали, мол, перестраховщика? — и утыкается в свой детектор — проверяет, значит, как меня ведут. А неплохо ведут. Шажок вперед, полшага влево, полметра прямо, десять сантиметров направо…

Хорошо, что я готов к встрече со жгучим пухом и не дергаюсь, когда меня обжигает. Знаете, каков укус жгучего пуха? Это вам не крапива, это вроде щупалец тропической медузы или десятка осиных жал. Новички визжат и пляшут, могут ненароком сигануть прямо в аномалию. А ты подави в себе опасные рефлексы, терпи и иди, как шел. Знавал я успешных сталкеров, лишенных чутья, но терпеливых, а вот не умеющих терпеть — не знал ни одного. Такие парни просто не становятся сталкерами — либо гибнут, либо, что чаще, бегут из Зоны, пока еще не поздно.

Стоп. Я прошел. Теперь Вычет.

— Одолжи-ка свой детектор.

Хвост ухмыляется — не доверяешь? — и отдает прибор. По нему я веду Вычета. Пух вокруг него так и вьется. Мысленно ору парню: «Закутайся плотнее!», а голосом — лишь команды на движение: направо, налево, прямо. Сейчас лишние слова не только не нужны, но и сугубо вредны. Хвост и Гляпа молчат в тряпочку. Это закон. В узостях между аномалиями ведомый по детектору должен слышать только голос ведущего. Если Хвост вякнет, хотя бы и по делу, а Вычет угробится, вина падет на Хвоста. Гляпа потом расскажет, за что я пристрелил Хвоста на месте, и клан примет мою сторону… То есть принял бы, останься я в клане.

Неприятно ощущаю, насколько мы с Вычетом сейчас голы и беззащитны — я занят и повернут к Хвосту спиной, а Вычет в данную минуту тоже ни на что не способен. Можно стрельнуть мне в затылок, можно попросту толкнуть в аномалию — и ходить потом героем: ха-ха, я сделал этих двоих! Соединенные силы кланов облажались, а я сделал! Сидор, конечно, не простит утрату «шнека», но откуда об этом знать Хвосту? Даю голову на отсечение: знай Хвост о «шнеке», он уже попытался бы прикончить меня, а заодно и Вычета. Слишком уж велик соблазн — Хвост не справился бы с ним. Что я, Хвоста не знаю?

Внезапно Вычет взвизгивает — под капюшон ему залетел целый клок жгучего пуха. «Стой! — кричу ему. — Замри, стой на месте!» Куда там! Ошалев от боли, мой напарник отшатывается в сторону — хорошо еще налево, а не направо. Швыряю детектор через плечо — пусть Хвост ловит, — а сам сбрасываю рюкзак. Веревка! Где она, мать ее, где?..

И вижу краем глаза: Вычет попался. Опять мне довелось увидеть, как работает «зыбь», когда в нее попадает тело крупнее крысы. Участок почвы с легким серебристым оттенком стремительно разрастается по меньшей мере вдвое, в него попадают покрытые жгучим пухом кусты и тоже начинают серебриться, часть проснувшейся «зыби» залезает в гибридную аномалию, от чего в воздух взлетают пригоршни — нет, кляксы! — бурой земли и начинают бешеное кружение, дробясь на капли. Там, где Вычет, больше нет тверди, земля стала как кисель — мягкая, густо-жидкая, засасывающая. И тонут в ней серебрящиеся кусты, тонет Вычет. Уже по колено засосало. Не дергайся, слышь ты! «Зыбь» страшна одиночкам, а нас много, мы тебя вытянем. Не опирайся на руки, лопух! Вот она, веревка, разматываю, мечу… попал! П — Держись теперь крепко и не трепыхайся! Расслабь все тело, кроме рук!

Ну, взялись… «Э-эх, у-ухнем!» — нараспев паясничает Хвост, и мне хочется дать ему в рыло, да руки заняты. Но тянут они с Гляпой хорошо, да и я напрягаю все силы. Чем «зыбь» похожа на трясину? Тем, что засасывает. А чем не похожа? Тем, что воды в ней нет, есть лишь зыбкая почва и зыбкие, потерявшие твердость камни, вовсе не липкие, так что вытащенный из «зыби» не грязен и не жалок, напуган только.

Бывает, трясина отпускает человека сразу, но с «зыбью» в этом свойстве ей не тягаться. Когда с громким всхлипом она отпускает Вычета, он выскакивает из нее, как пробка из бутылки, а мы валимся друг на друга. Вычет еще не покинул серебристую зону, «зыбь» вновь хватает его, но не успевает ухватить как следует, и я один вытягиваю его без особого труда. Глаза у Вычета квадратные, а нос лиловый, как у старого алкоголика, — ужалило пухом. Руки-ноги дрожат — неслабый мандраж колотит парня.

А привыкай! Не знал, на что подписался? Ах, знал?.. По журнальным статьям небось? Ничего, меня тоже колотило, когда еще в бытность мою «отмычкой» я точно так же вляпался. И ничего, живой хожу и Зоны боюсь не больше всякого другого. А боль от пуха пройдет.

— Капюшон надо было глубже натянуть, — вразумляю я.

Вычет еще не в норме — смотрит на меня, как на придурка, и ерепенится:

— Капюшон! Здесь маска нужна. Как у ниндзя.

— Дать бы тебе по соплям, ниндзя недоделанный… Силиконовый крем для чего? Намазал бы морду, прежде чем идти, мы бы подождали.

— Крем? А он у меня? Он у тебя в рюкзаке едет!

Да, правда. Я не подумал. Пуха много, но можно пройти и без нанесения макияжа на морду лица. Я вот прошел, и Хвост прошел, и даже ужаленный Гляпа. До сих пор Вычет был хорош, даже очень хорош для новичка, и я стал равнять его с собою. Ошибка.

— Идти можешь? Тогда двинулись.

Идем прежним порядком. Хвост па ходу наклоняется, подбирает что-то, прячет в контейнер. Я подбираю пропущенный им «бенгальский огонь». Нормальный сталкерский рейд, непривычно, правда, что идут сразу четверо. Впрочем, бывает. Скопление аномалий осталось позади, детектор фиксирует лишь редкие ловушки. В таких местах надо больше глядеть не на детектор, а по сторонам, и не снимать палец со спускового крючка, потому что мутанты не дураки и в скопление аномалий не полезут, зато безопасные места они живо сделают небезопасными. Конечно, зверье получило массу пищи возле Янтаря, но все ли стаи звереуродов ринулись кормиться к Янтарю? Может, здесь, как и везде, каждая стая имеет свою территорию, покидать которую обычно не рискует? Не знаю, и спросить некого. Вычет — умная башка, но он не биолог. Похоже, что территориальность присутствует в Зоне точно так же, как повсюду, — ночное нападение крысиной стаи наводит на такую мысль. А как насчет одиночных мутантов? Не знаю.

Редколесье сменяется кустарником, кустарник — пустошами, то голыми, как коленка, то заросшими всякой растительной дрянью самого уродского вида, а за пустошами вновь идет редколесье. Деревья изуродованы — иные скручены винтом, другие стелятся по земле, как полярная береза, третьи пустили воздушные корни, уже достигшие земли и вбуравившиеся в нее. Вы видели, чтобы обыкновенная липа пускала из ветвей корни, словно какой-нибудь нерусский баньян? Многие деревья расщеплены повдоль, некоторые из них засохли, но большинству на это плевать — растут себе дальше и в расщепленном виде. Первый взрыв хлестнул их по генам, а Второй начудил еще изряднее, но как и чем — ни одна душа в мире не понимает. И еще много старых воронок, как после войны. Кого здесь обстреливали, кого бомбили, чего хотели достичь? Покрыто мраком. Вон БТР ржавый завалился кормой в воронку, и ржавчина на нем знакомо серебрится — еше одна «зыбь». Притронься к ржавому железу — оно потечет, и ты завязнешь в нем, как муха в патоке, бронетранспортер растечется медузой на песке, станет густой лужей и перестанет существовать вместе с тобой. А не тронешь — исчезнет «зыбь» после очередного выброса, а Б1 останется цел и будет продолжать понемногу ржаветь. Возможно, он еще даст защиту каким-нибудь сталкерам, атакованным стаей мутантов. А может, возле него возникнет область пси-излучения — они любят скопления металла, — или родится еще чего похуже. Заранее не угадаешь. Предсказать поведение Зоны хотя бы на крошечном ее участке не берутся и самые башковитые из яйцеголовых умников.

— Вертолет! — Гляпа первым слышит характерный надтреснутый гул.

Прячемся в кустах — чего зря отсвечивать? Чисто формально военные вправе стрелять на поражение в каждого, кто слоняется по Зоне без пропуска, заверенного в десяти инстанциях, и ответчика системы «свой — чужой». И даже этого мало, нужна еще специальная каска оранжевого цвета с катафотом-отражателем для ночного времени. Теоретически без всего этого хозяйства сталкер будет однозначно убит при встрече с наземным или воздушным патрулем. На практике же целенаправленная охота за сталкерами идет только тогда, когда высокое начальство пеной брызжет: найти, уничтожить! А если начальство не в курсе или ему до фени, то пострелять служивые, пожалуй, постреляют, но не будут особо настойчивы. Они ведь тоже люди — и офицеры, и солдаты-контрактники. Что надо таким? Обозначить свое присутствие в Зоне, чтобы их боялись, разок-другой в месяц отрапортовать об успешно проведенной операции, чтобы доказать свою полезность, подстрелить раньше бандитов какого-нибудь особо неудачливого бедолагу-сталкера с хабаром и загнать тот хабар торговцу, чтобы, значит, не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы службы… вот и все, пожалуй.

Вертолет маленький, но с острорылыми подвесными контейнерами для ракет. Он держится метрах в ста над Зоной — правильно делает! — и летит мимо, но скоро возвращается и начинает кружить. Если он оборудован тепловизором, наша песенка, пожалуй, спета. Заметит. Ох, неспроста он вьется.

— Это все ты, — шипит мне Хвост прямо в ухо. — Из-за тебя все пошло кувырком.

— Почему это из-за меня? — возмущаюсь я. — Кто нас гонял? Кто осадил Янтарь? Кому мы, спрашивается, мешали?

— Всем мешали! Вот теперь и воякам…

Не думаю, что он прав. Конечно, ночной бой на подступах к Янтаре был нешуточный, за Периметром было слышно, да и доклады на смерть перепуганной, наделавшей в штаны охраны я себе очень хорошо представляю! Начальство, разумеется, всполошилось, а там небось дошло и до более высоких сфер, кто-то из генералов получил втык, вот теперь подчиненные и стоят на ушах, имитируя бурную деятельность на вверенной территории… Какая служба без периодического ухостояния и ухохождения?

Засек нас пилот? Не засек?

Наконец вертолет улетает куда-то на восток, и мы выдираемся из кустов.

— Ну? — надвигаюсь я на Хвоста. — Кому мы еще мешаем?

— Не мне, не мне! — моментально открещивается Хвост. — Я как считаю? Пришел в Зону хоть за хабаром, хоть еще за чем — ну и иди себе. Правильно? Кто мы такие, чтобы не пускать? Ребята многого захотели, вот что я скажу. Зона сама решит, кто ей нужен, а кто не нужен, чего нам с ней спорить? Только не все так думают… Кланы вот получили урок, больше не сунутся, а есть еще вояки, бандиты, «свобо-довцы», «монолитовцы»… Ты не смотри, что «монолитовцы» вместе с дикими зомбаками напали на нас у Янтаря… Кто их знает, чего им надо на самом деле? Ты их спрашивал? Может, пропустят нас к Монолиту… всех четверых. Может, только вас двоих. Может — никого…

Это я и сам понимаю. Что у «монолитовцев» на уме, никто не знает. Если у них вообще еще сохранился какой-то ум, что вряд ли. Может, они не станут чинить нам помех? Ведь факт остается фактом: при всех неудачах нам здорово везет! Мы зашли уже далеко, и мы все еще живы, имеем запас пищи и продвигаемся вперед. Правда, гораздо медленнее, чем мне мечталось, но ведь продвигаемся, несмотря ни на что! Может, Хвост прав и Зона действительно играет с нами в поддавки?

Ага, как же! Она поманит удачей, избалует ею и убьет. Что я, впервые в Зоне, что ли?


К полудню мы только-только у Радара. Кончились наши марш-броски первых дней, теперь мы ползем, как улитки. Что такое Радар? Тоже развалины какого-то военного объекта вблизи окраины Припяти. Вон он, город Припять, отлично видны отсюда пеньки немногих разрушенных вторым взрывом домов и гораздо большее количество домов уцелевших. Повезло городу. Жителям его не повезло, а городу повезло. Так бывает.

Может, тут и впрямь стоял когда-то радар, защищавший ядерный объект, — не зря же сохранились фрагменты радиопрозрачного купола разбросанные там и сям. Есть одно кирпичное здание без крыши, несколько фундаментов и заглубленная в землю массивная бетонная хреновина с намертво приржавевшей стальной дверью — не иначе, вход в подземный бункер. Ряд покосившихся столбов тоже в основном уцелел, но колючая проволока, что была на них, сорвана неведомой силой и сплетена в такое макраме, что куда там гордиеву узлу!

Никогда я здесь не был. То есть Припять-то видел, но с другого ракурса, с реки. Но слышал о Радаре много всего и преимущественно пакостного. Поганое место как для ночевки, так и для дневки. Если сталкер говорит «пойду к Радару», это всегда вызывает уважительные взгляды со стороны тех, кто его слышит. И это почти всегда означает: сталкер намерен поохотиться на артефакты вблизи Радара, а ночевать у него отнюдь не собирается — вернется в «Сто рентген» или даже заночует на полдороге, если не успеет обернуться задень.

Вся штука в том, что есть здесь какие-то подземелья, но где входы в них (кроме бетонной хреновины с неотпирающейся дверью) — никто, похоже, не знает. «Похоже» — потому что я до конца не уверен в этом. Просто я ни разу не слыхал, чтобы кто-то из сталкеров проникал в подземные лабиринты и возвращался оттуда живым. Мутанты — иное дело. Где есть подземные пустоты, хоть естественные, хоть искусственные, там им самое житье, а выходы на поверхность могут быть разбросаны по большой площади, всю ее не проверишь, да еще и замаскированы. Ночные твари достаточно хитры для этого, а кровосос вдобавок умеет отводить сталкерам глаза, этот гуманоид вроде как телепат. Пытаюсь припомнить старые байки — не было ли встреч с крововосами у Радара? А ведь были! И это мне совсем не нравится.

Хорошо, что до ночи еще далеко.

Мы перекусываем, выставив охрану — Гляпу и Вычета. Хвост запасся колбасой, а у меня — консервы. Жить пока можно, провиант не экономим. Если ничего с нами не случится, то пройдет еще несколько Дней, прежде чем мы будем вожделеюще смотреть на местных кабанов. Что ж, с хорошей голодухи и радиоактивное мясо сожрешь, не побрез-гУещь. Голод не тетка, а лейкемия — когда она еще будет! — Глотнешь? — Хвост достает объемистую фляжку. Сидорова водка? — интересуюсь.

— Ага. «Казаки».

— Я пас, а ты пей.

Другому я сказал бы: «Сам не стану пить и тебе не советую», — по Хвост не мальчишка какой-нибудь. Небось знает свою норму. Так и есть: он делает три глотка и, отдуваясь, завинчивает крышечку.

Я такие привычки давно бросил. Нет, принять хорошенько на грудь в «Харчах» или даже «Ста рентгенах» после удачного рейда — это святое. Можно позволить себе глоток-другой и вечером в Зоне, если место ночлега надежное и явной опасности нет. Организм требует. Почему на флоте во все века матросам полагалась ежедневная винная порция? Потому что при такой службе без водки или рома скоро в петлю полезешь. Примиряет спиртное с действительностью, помогает жить. Ну, иногда глоток-другой нужен еще просто для того, чтобы очухаться. Но в дурных местах… нет, не понимаю.

Хотя, может, ему для храбрости надо. Знаю я Хвоста, знаю давно и поверить в это могу.

Умяв полбанки тушенки, киваю Вычету: займи, мол, мое место, а я покараулю. Хвост что-то не торопится. Наконец я не выдерживаю:

— У тебя что, зубы выпали? Жевать побыстрее не можешь?

— А что? — Хвост в явном недоумении.

— Так двигаться же надо!

— Куда? — удивляется Хвост. — К Монолиту? Сейчас?!

Поняв, он расплывается в довольно-таки противной улыбке. Сейчас я сам позволил поучить меня, как учат желторотиков, — снисходительно глядя сверху вниз.

— Кто к Монолиту шел и дошел, те всегда с рассветом отсюда выходили, — говорит он поучительно. — А кто шел, да не дошел — те по-всякому. Делай выводы. Чемодан.

— Не гони, Хвост. У нас полдня впереди. Предлагаешь торчать здесь, мутантов приманивать?

— Можно пособирать артефактов в округе, а на ночь вернуться сюда, — безмятежно отвечает Хвост.

Он думает, что очень хитрый. Гляпой он прикрывается от аномалий, Вычетом — от глобальных пакостей Зоны и всеми нами — от мутантов и людей. Дележ хабара тоже в его пользу. Выгодно! Но чтобы делить, нужно собрать.

— А прогуляться до Припяти? — спрашиваю я.

— С ума съехал? Там совсем труба, загнемся за милую душу, прикинь думалкой, Чемодан! Забыл, что такое Припять, что ли?

— Затри года там могло все измениться.

— А оно и изменилось, только в худшую сторону! Днем туда еще можно сунуться, а ночевать — хрен. Взводом не отобьешься. Съедят.

— Бюреры, что ли?

— И бюреры тоже…

Чувствую, он сам толком не знает, на что горазда Зона в черте Припяти, но испуган всерьез. И пусть пугается.

Пытаюсь сдвинуть предохранитель незаметно, но Хвост бдит.

— Ты что, Чемодан?!

— Превентивная мера, — объясняю. — Сиди спокойно, за ствол не хватайся. Не хочешь идти сейчас к Монолиту — не надо. Сами дойдем. Адью.

Вычет уже на ногах, водит туда-сюда стволом своего АКСУ. Спокойно, напарник. Улыбайся. Не станут наши временные попутчики делать резких движений — не делай и ты. Вижу: и Хвост взглядом не советует своему Гляпе геройствовать. Все корректно. Нормально встретились — нормально разошлись. У сталкеров такое за обиду не считается. Просто мелочи жизни.

— Сдохнешь ведь, — предрекает Хвост. — Чемодан, ты же всегда был разумный мужик! Ты послушай! От Припяти к Монолиту идти ближе, но ночевать в Припяти нельзя. Идти напрямик — можно, хреново там, но можно пройти… если обернуться туда-обратно задень. А для этого надо выйти с утра, а не после обеда… Ну ты мне поверь, Чемодан, я знаю!

— Пока, — говорю я, медленно отступая. — Отомкника магазин, чтобы я не нервничал… Вычет, вперед. Рюкзак мой прихвати.

— Стой! — умоляюще стонет Хвост. Магазин он не отомкнул, но отбросил автомат в сторону и демонстрирует мне пустые ладони. — Гляпа, положи карабин! Погоди, Чемодан, послушай еще, я ведь не выдумал Все это, я дело говорю… Ну ты что, блин, реально гробануться хочешь?

— Ага, — говорю. — Мечтаю с детства.

— Стой… Мы с тобой пойдем. Дурак ты, Чемодан, но я пойду. Там вам там делать нечего, только подохнете ни за что… Вчетвером надежнее. Только пушку свою убери, не нервируй нервного… Наш договор еще в силе?

— В силе, — отвечаю я после секундного раздумья и, опустив ставлю автомат на предохранитель. Хвост, улыбаясь, подбирает свой автомат. Нет, я не жду от него глупостей; если бы спор велся о дележе хабара — тогда другое дело. И точно: Хвост не делает резких движений. Может быть, помнит о том, что, когда меня выперли со второго курса за академические задолженности и общее разгильдяйство, я попал служить в десантные войска и оттрубил от звонка до звонка. Давно это было, но даже сейчас я имею хорошие шансы открыть огонь раньше Хвоста.

— Только погоди четверть часа, я тут поосмотрюсь, — просит Хвост.

Надеется набрать артефактов. Ну, пусть поосмотрится. Я тоже поброжу немного — вдруг попадется что ценное? Не на продажу, это после. Есть артефакты, ношение которых при себе увеличивает выносливость или устойчивость непрочного человеческого организма к физическим воздействиям. Конечно, попавшего в «мясорубку» бедолагу не выручит никакой артефакт, но маломощный «трамплин» разве что наставит синяков. А в мощный сам не попадайся, не будь слепым!

Как ни странно, аномалий на территории объекта немного — шевелятся «ржавые волосы», пышет жаром «разлом», в яме залег «холодец» и мелко дрожит, будто ему зябко, а больше и нет ничего. В смысле, не видно ни глазом, ни детектором. Почти сразу я нахожу «грави» — некую красивую субстанцию, спрессованную в этакий самородок причудливой формы. Хорошая добыча, не из дешевых, хотя Сидор даст за нее раз в сто меньше, чем за «шнек», — но копейка, как известно, рубль бережет А главное, «грави» принадлежит как раз к числу тех артефактов, что уменьшают риск переломов рук, ног, ребер и шей при попадании в «трамплин» или на периферию «карусели». Только-только подумал об этом — и сразу нашел. Чудеса в решете. Не зря Ада постоянно твердит мне, что мысли-де материальны, и ругает меня за черный юмор.

— Что у тебя? — кричит Хвост. Ну конечно, он смотрел не столько под ноги, сколько следил за мной. Халявщиком был, халявщиком и помрет.

— «Грави». А у тебя?

— Так, дерьмо собачье. — Хвост пренебрежительно машет рукой.

— Не слыхал про артефакт с таким названием. Что нашел?

— «Вспышку», — неохотно признается Хвост.

Тоже неплохо. «Вспышка» слегка увеличивает выносливость того кто носит ее при себе — только не спрашивайте меня, как это у нее получается. «Огненный шар» — наоборот, утомляет владельца, зато помогает заживлению ран. В былые времена, найдя «вспышку», что случалось редко, я иногда рисковал еще немного погулять по своему «пастбищу», а найдя «огненный шар» — спешил вернуться в «Харчи». Очень я был осторожен в те времена, не хотел даже минимального лишнего риска, сейчас даже не верится. То ли я был таким, то ли не я.

— «Вспышка» для тебя дерьмо? — насмешливо интересуюсь я. — Мне бы так жить.

Хвост делает вид, что не слышал. Ставлю голову в заклад — он уже сейчас обмозговывает, как бы ему словчить при дележе добычи. Проще всего скрыть часть найденного и спрятать ее где-нибудь по дороге, приметив место, а потом вернуться за нею. Потому-то он сейчас и старается набрать побольше, что прятать надо где-то поблизости. На подступах к ЧАЭС пойдут такие места, что вряд ли найдутся охотники сунуться туда вторично, и Хвост при всей своей жадности все же не самоубийца.

— Ну хватит, — командую я через пятнадцать минут. — Нашел еще что-нибудь?

— Нет.

— И я нет. — Хвост, может, и врет, а я говорю правду. Мне плевать на его вранье, если он хитрит только в этом. — Потопали, чего время терять.

Хвост смотрит на низкое серое небо, будто проверяет, высоко ли солнце, затем на часы и предпринимает еще одну попытку:

— Через три часа стемнеет. Может, все же здесь заночуем, а?

— Можешь ночевать. Но без нас.

— Как же без вас? — пытается пошутить Хвост. — Я темноты боюсь. И взглядом командует Гляпе занять место во главе колонны.


Уже через час я убеждаюсь, что Хвост не зря молол языком, — даже дальние подступы к ЧАЭС труднопроходимы, а что будет, когда мы подберемся ближе? Местность разворочена, как будто тут шла война, — Да гак оно, пожалуй, и было, когда после Второго взрыва сюда бросили аРмейские части. От большого ума, не иначе. А потом, после бесслав-и жуткой гибели многих и позорного бегства оставшихся, генерал не то растерялся, не то обозлился настолько, что был отдан привнести по окрестностям ЧАЭС массированный удар артиллерией залпового огня. Припять не тронули и почему-то оставили кое-где необстрелянные квадраты, но всю остальную местность перемололи в кашу. Сколько времени прошло с тех пор, а до сего дня не везде поднялась уродская мутантная растительность — то и дело попадаются огромные голые проплешины. Вроде и обзор на них хороший, а не нравятся они мне — смертью пахнут.

По большому счету, ничего тот обстрел не изменил — даже с перепаханной на три метра вглубь почвой Зона осталась Зоной. Что ей сделается? Но мелкие изменения — налицо. Аномалий, пожалуй, не стало больше, чем было, но число наиболее зловредных из них резко увеличилось. Много «мясорубок», «воронок», попадаются гибриды-симбионты, раскинувшие во все стороны свои щупальца, не всегда фиксируемые детектором… В одно из них попался Гляпа и с трудом был вытащен мною и Хвостом. Ради такого случая Хвост даже совершил героический поступок — минут пять шел впереди, пока у парня не прошел тремор. Но хуже всего оказались постоянно действующие вялые пси-поля. Некоторые умники равняют их с аномалиями, но лично я думаю, что это что-то особенное, потому, во-первых, что детектор их чаще всего не ловит, а во-вторых, потому что все нормальные подлянки Зоны убивают тебя или калечат, а в мозг не лезут. К тому же и действует вялое пси-поле на всех по-разному: одного колотит от ужаса, другой становится беспричинно болтлив, третий начинает хохотать, как ненормальный, четвертый впадает в черную меланхолию и готов застрелиться… У некоторых болит, прямо раскалывается голова, будто находится человек не в вялом, а в мощном пси-поле, а у других нет и следов мигрени. Общее для всех людей только одно: находясь в вялом пси-поле, человек тупеет, иногда очень медленно, да так, что пройдешь, бывало, пси-поле из конца в конец и не заметишь, а иногда пугаюше быстро. По себе этого никогда не видно, как не видно бревна в своем глазу, поэтому полезно смотреть на других. Военные сталкеры носят специальные защитные шлемы (конечно, оранжевые и с катафотами) только не очень-то я верю в такую защиту. По-моему, лучшее, что можно сделать, осознав, что попал в пси-поле любой разновидности, бежать из него вон, смываться на форсаже. Тогда чаще всего пси-воздействие проходит без последствий, но опять-таки у всех по-разному меня, например, быстро, а Верхолаз, мир его праху, боялся этих полей до жути, потому как знал за собой свойство дуреть после них сутки и более. Тем и кончил, что мозги ему совсем выжгло, зомбаком стал и вряд ли теперь еще жив…

А главное, непонятно, откуда оно берется, это вялое пси-излучение. Пси-излучатель — это диковинно, но понятно, вон ученые в Янтаре даже приспособили парочку для своих нужд, научившись вертеть их направленным излучением… Все знают, что к северу от ЧАЭС из-за таких пси-излучателей не сунется ни одно разумное существо, а сунется, так мигом перестанет быть разумным. Страшная это штука. Но в заурядных вялых пси-полях никаких излучателей нет, вот что странно. То ли они очень маленькие и рассеяны по площади, то ли излучает сама почва Зоны, а может, воздух. С того, правда, нисколько не легче.

Направо. Налево. Назад. Обход пси-зоны по периметру. Узкий коридор. Стоп, дальше непроход — сразу три «воронки». Опять назад… Полтора часа идем, а сколько прошли? Километр?

Наверное, меньше.

Хвост прав, надо возвращаться. Зато теперь я знаю, что нас ждет, и часть пути разведана. Не зря били ноги. В Зоне напрасны только надежды на ее милость, а все остальное имеет такой же смысл, как везде. Назад пойдем быстрее, а значит, немного времени у нас еще есть. Дойдем хотя бы вон до того леска, оттуда повернем…

Почти чистая проплешина размером с четыре футбольных поля. На краю ее «карусель» ждет невнимательных, а больше вроде ничего нет. И растительности нет совсем. Перепаханный вдрызг слой земли устал и отказался нести на себе кусты и былинки. С того нелепого артналета прошло уже немало времени, воронки от реактивных снарядов до того оплыли, что едва видны, осколки рассыпались ржавой пылью. И верхний слой почвы затвердел почему-то, как глина на солнцепеке, а почему — непонятно. Воды полно, в ямах лужи стоят, и по идее здесь Должна быть грязюка по уши, как на осеннем танкодроме, — ан нет. Не нравится мне это, хотя, с другой стороны, ну и что же, что не нравится? Если обходить в Зоне все, что не нравится, так и будешь стоять на месте столбом, дожидаться неприятностей на свою голову. Безопасные оазисы в Зоне — это ведь редкость. Не верю, что мы нашли еще один.

Впереди лес стоит низкой стеной — особенный лес, на периферии Зоны такого не встретишь. Деревья в нем как резиновые: толкнешь такое — оно до-о-олго качается, а отломить сук вообще невозможно. Можно срезать ножом лист, и при попытке порвать его он будет растягиваться, как латекс. А главное, живут эти деревья какой-то своей, согласованной жизнью — вот и сейчас они слегка покачиваются все разом, синхронно, хотя в воздухе ни ветерка. И не шумят совершенно, отчего уюта, мягко говоря, никакого. Правильно мне говорили: кто впервые в таком лесу, того всегда жуть одолевает, хотя от самих деревьев вреда вроде еще никому не было. И мутанты такие леса не очень любят. Правда, кое-кто из сталкеров утверждает, будто эти места облюбовали кровососы, только я в это не верю: у кого им здесь кровь сосать? Каучук здесь, может, и есть, а носителей теплой кровушки жди-пожди — подохнешь с голодухи, пока дождешься. Вот радиоактивность в резиновых лесах всегда повышенная по сравнению со средним фоном Зоны — это да. Что есть, то есть. Лучше не ночевать в таком лесу, но укрыться на короткое время вполне можно. Блин, опять угадал! В смысле — накаркал.

— Вертолет! — кричит Гляпа. Слух у него отменный.

— В лес! — командует Хвост, но все же оглядывается на меня: подтверждаешь ли?

Еще бы я не подтвердил! Когда военные имитируют бурную деятельность, умные люди сидят тишком и не лезут им на глаза. Теперь и я слышу вертолет, его звук быстро приближается, машина идет низко. Мы бежим к лесу. Успеем? Должны успеть. Заметить-то нас пилот, наверное, заметит, но успеет ли обстрелять, пока мы как на блюдечке? Вот это вряд ли. А в резиновом лесу мы рассеемся…

Вот он. Не оборачиваюсь, но чувствую затылком: показался. Прямая видимость. Сейчас пилот заметит нас. Главный вопрос: сам он примет решение или свяжется с командованием? Но в любом случае у нас хорошие шансы, если только командование не прикажет накрыть весь квадрат артогнем. Но кто не рискует, тот не ходит в Зону, а пьег спокойно шампанское.

— А-а-а-а-а!..

Кричит Гляпа. До леса ему осталось всего ничего, а он тормозит на ровном месте так, что комья земли летят из-под подошв, и машет руками, что твоя мельница. И я его очень понимаю: резиновый лес вздрагивает, гуттаперчевые деревья мотаются туда-сюда, и из леса поднимается псевдогигант.

Здоровенный. Я таких еще не встречал. Корявые каучуковые деревья ему по грудь, он раздвигает их, как водоросли, и сам оброс чем-вроде водорослей — не то шерстью, не то какой-то паразитической ботаникой. От его рыка готовы встать дыбом все волосы на теле, но не встают. Им некогда.

Хвост бросается влево, а я вправо, на бегу освобождаясь от рюкзака. Гляпа меня сейчас не интересует, а Вычет дальше всех от псевдогиганта, авось сам успеет сориентироваться. Псевдогиганты тупы, их надо валить с нескольких огневых точек, обязательно рассредоточенных. На этом выигрывается время — псевдогигант не может сразу решить, кого атаковать в первую очередь, и с ревом топчется на месте почем зря, расстреливаемый спереди, справа и слева. — Не в голову! — кричу я. — В шею!

В шее у псевдогиганта, как у всех порядочных позвоночных, таятся артерии, а стрельба в голову малополезна: при всей массивности псев-догигаитовой башки в ней удивительно мало мозгов, а череп толстый, не всякая пуля его возьмет. Глазки тоже маленькие, трудно попасть. Можно палить по туловищу, но это долгая канитель, псевдогиганты на редкость живучи. Шея лучше всего.

А вот и вертолет. Он идет совсем низко — пилот, как видно, отчаянный парень. Куда ж ты летишь, сволочь? Ворону тебе в воздухозаборник, ракету в топливный бак! Самое время менять диспозицию и, уж конечно, дислокацию. Крича что-то несусветное, поворачиваюсь и бегу навстречу вертолету, но, конечно, чуть вбок, чтобы не угодить под пулеметы. Что я ору? Не знаю. Сам себя не слышу. Но вижу, как Вычет тоже улепетывает прочь, и чую, что Хвост и Гляпа делают то же самое, разбегаясь веером. Никто из нас не сделал по псевдогиганту ни одного выстрела.

Рев винтов тонет в грохоте — вертолет открывает пулеметный огонь. Ответный рев псевдогиганта я слышу не ушами — всем телом. Вот это номер! — пилот открыл огонь по псевдогиганту, а мы целы! Рефлекс сработал, наверное. Молодой пилот, это точно. Когда прямо перед тобой из леса встает этакая махина, палец сам стремится утопить гашетку. Падаю, перекатываюсь на спину, веду стволом автомата и не знаю, кого мне угостить очередью. Может, лучше бежать дальше во всю прыть?

А куда? Кусты, что на той стороне проплешины, не важные, в них не спрячешься, и аномалий вокруг полно…

Клочья! Клочья летят из груди псевдогиганта, и вдруг он делает то, на что я никогда не считал псевдогигантов способными, — прыгает вперед и вверх, как Кинг-Конг, доставая чудовищными лапами зависший на месте вертолет. Удар. Треск. Одна лапа псевдогиганта, срубленная винтом, летит в сторону, туда же летят обломки лопастей, и туша чудовища грузно валится на поляну, а вертолет с воем падает в каучуковый лес и секунду спустя взрывается, подбрасывая к небесам шар клубящегося пламени. Фииита. Нет вертолета. Псевдогигант слабо шевелится, но, по сути, уже мертв. У него не только вспорота пулями грудь и отрублена рука — он еще получил лопастью поперек морды. Картина неаппетитная.

Собираемся вместе. Всех колотит, даже Хвоста, хотя он старается держаться бывалым парнем — подумаешь, мол! Даже меня трясет. Вычет что-то бормочет.

— Что? — Я почти кричу. Оглох.

— Барон Мюнхгаузен, — говорит он громче. — Между крокодилом и львом.

В сердцах крою его по матушке. Если не можешь сказать ничего дельного, так и молчи в тряпочку, умник очкастый!



frensis-bekon-velikoe-vosstanovlenie-nauk-1-2-razdelenie-nauk-novij-organon-stranica-5.html
frensis-bekon-velikoe-vosstanovlenie-nauk-1-2-razdelenie-nauk-novij-organon-stranica-75.html
frensis-bpet-gart-francis-bret-harte-1839-1902-amerika-avstraliya-literaturno-bibliograficheskij-spravochnik-6-e.html
frensis-king-stranica-18.html
frez-v-tochnosti-ravna-ms-bivaet-nechto-o-chem-govoryat-smotri-vot-eto-novoe-no-eto-bilo-uzhe-v-vekah-bivshih-prezhde-nas.html
fridman-a-vi-ili-vas-professionalnaya-ekspluataciya-podchinennih-aleksandr-fridman-stranica-11.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zarubezhnaya-muzikalnaya-literatura-iogann-sebastyan-bah.html
  • bukva.bystrickaya.ru/sovremennaya-avtorskaya-pesnya-sovremennaya-avtorskaya-pesnya.html
  • turn.bystrickaya.ru/pogranichnie-sostoyaniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-mdou-rezhim-obucheniya-kadrovoe-obespechenie-obrazovatelnogo-processa-finansovo-ekonomicheskoe-obespechenie-funkcionirovaniya-i-razvitiya-mdou-stranica-2.html
  • crib.bystrickaya.ru/ii-osnovnie-zashishaemie-polozheniya-i-ih-nauchnaya-novizna-upravlenie-innovacionnoj-vospriimchivostyu-socialno-ekonomicheskih-sistem.html
  • testyi.bystrickaya.ru/94principi-organizacii-informacionnoj-strukturi-metodika-sozdaniya-portala-organov-vlasti-subekta-rossijskoj.html
  • klass.bystrickaya.ru/bayandama-tairibi-zhobalau-tehnologiyasi.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/voprosi-k-zachetu-po-etnografii.html
  • znanie.bystrickaya.ru/4-naznachenie-detali-opisanie-ee-konstrukcii-analiz-tehnicheskih-trebovanij-osnovnie-tehnologicheskie-zadachi-po-obespecheniyu-etih-trebovanij.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rukovodstvo-po-letnoj-ekspluatacii-kniga-2-stranica-2.html
  • spur.bystrickaya.ru/m-a-karachu-nekogo-kand-med-nauk-e-v-melnikovoj-ya-yann-iyaya-churchill-livingstone-new-york-edinburgh-london-melbourne-moskva-medicina-1997-stranica-3.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-20-korennoj-perelom-v-vojne-o-s-soroko-cyupa-vvedenie-1-3-4-5-6-17-glavi-3-5-v-p-smirnov.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zaklyuchenie-etapi-isceleniya-posledovatelnost-aksiom-yurij-andreevich-andreev-iscelenie-cheloveka.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkurs-narodnoj-pesni-kladez.html
  • control.bystrickaya.ru/chto-opredelyaet-uhod-v-ten-ocenka-doli-tenevogo-oborota-v-malom-predprinimatelstve-i-podgotovka-predlozhenij.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-o-provedenii-rajonnoj-voenno-patrioticheskoj-igri-zarnica-2012.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statya-v-nauchno-metodicheskij-zhurnal.html
  • textbook.bystrickaya.ru/izdanie-osushestvleno-v-ramkah-programmi-pushkin-pri-podderzhke-ministerstva-inostrannih-del-francii-i-posolstva-francii-v-rossii-dannoe-izdanie-vipusheno-v-ramkah-programmi-stranica-17.html
  • testyi.bystrickaya.ru/afrikanskie-gosudarstva-chleni-organizacii-afrikanskogo-edinstva.html
  • writing.bystrickaya.ru/hronika-georgiya-amartola-i-povest-vremennih-let-konstantin-ravnoapostolnij-i-knyaz-vladimir-svyatoslavich.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-po-predmetu-informatika.html
  • bystrickaya.ru/voenno-morskaya-akademiya-i-rol-ee-uchenih-v-razvitii-vmf.html
  • predmet.bystrickaya.ru/s-ogranichennoj-otvetstvennostyu-14.html
  • literature.bystrickaya.ru/diplom-urao.html
  • bukva.bystrickaya.ru/pedagogi-psihologi-programma-kvalifikacionnogo-ekzamena-dlya-pedagogicheskih-i-rukovodyashih-rabotnikov-habarovskogo.html
  • bukva.bystrickaya.ru/povishenie-rentabelnosti-predpriyatiya-turizma.html
  • assessments.bystrickaya.ru/celevoj-programmi-sohranenie-i-razvitie-kulturi-municipalnogo-obrazovaniya-gorod-gus-hrustalnij-na-200-8-2010-godi.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekonomicheskaya-konkurenciya-eyo-formi-i-rol-v-razvitii-ekonomiki-chast-6.html
  • report.bystrickaya.ru/iii-celesoobraznost-primenennih-metodov-obucheniya-metodika-provedeniya-uroka-podgotovka-i-provedenie-uroka-vidi.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kod-57-uchastie-sotrudnikov-v-mezhdunarodnih-konferenciyah-otchet-o-nauchnoj-rabote-za-2008-god-direktor-instituta.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nastrojka-pppoe-soedineniya-v-windows-7.html
  • learn.bystrickaya.ru/godovoj-otchet-otkritogo-akcionernogo-obshestva-domostroitelnij-kombinat-2-za-2009-god.html
  • university.bystrickaya.ru/fermenti-i-belki-zhivoj-kletki-eto-molekulyarnie-biologicheskie-avtomati-s-programmnim-upravleniem.html
  • reading.bystrickaya.ru/legalizuyut-li-vzyatki-v-voenkomatah-gosduma-rf-monitoring-smi-8-9-marta-2006-g.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tehnologiya-sovokupnost-znanij-o-sposobah-i-sredstvah-provedeniya-proizvodstvennih-processov-metallov-himicheskih.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.